Курдский четырехугольник

Сейчас обсуждается в СМИ вопрос о наземной операции Турции и негативное отношение к этому правительств Ирака и Ирана. Официальный Багдад потребовал от Анкары незамедлительно отозвать свои войска и пригрозил высокой трибуной ООН. Турция, имея одну из самых сильных армий в регионе, всегда стремилась играть свою игру на Ближнем Востоке. Кроме того, всегда считала себя правым «преследовать курдских террористов» на территории соседних стран, охваченных хаосом междоусобной войны.

257

По версии турецких СМИ, близ города Мосул в Северном Ираке находится около 130 военнослужащих Турции. И переброшены они туда в рамках продолжающейся уже более двух лет программы по обучению курдского ополчения «пешмерга». Hurriyet Daily News пишет, что Турция разместит постоянную военную базу в районе Башика иракской провинции Мосул.http://vz.ru/news/2015/12/5/782113.html (Мосул не является территорией Курдской автономии)

Турция с одной стороны бомбит РПК, но имеет очень хорошие налаженные связи с Барзани (Демократической партией Курдистан), который и попросил о помощи. Правительство Ирака опасается, что со временем «пешмерга» станет головной болью для них самих. В тоже время, Турция поддерживает суннитов-курдов и не доверяет шиитскому правительству Ирака, за которым он видит Иран.

 

Курдский вопрос

Похоже, курды, которые зажаты между Турцией, Сирией, Ираком и Ираном, стали основным катализатором возникновения еще более глубоких противоречий в регионе.

Курды – это совокупность многочисленных и зачастую разнородных племён (курманджи, келхури, гурани, заза (потомки армян)). С лингвистической точки зрения все языки, называемые ныне «курдскими», можно разделить на следующие группы: курманжди, сорани, южнокурдский. При этом даже между курманди и сорани очень сложно достигнуть взаимопонимания. В Турции проживает по разным оценкам 15-20 млн. курдов., в Сирии – 4 млн., в Иране – 5,5 млн., в Ираке – 5,6 млн. https://ru.wikipedia.org/wiki Большинство курдов — сунниты, часть курдов Ирана – шииты, алевизм (шииты) исповедуется курдами Турции.

В Иране курды также лишены права национального самоопределения. Согласно Исламу, в мусульманском обществе не может быть национальных различий, поэтому политические права курдов при сложившейся ситуации не могут быть реализованы.

Двухмиллионное население курдов в Сирии также ощущает на себе прессинг национальной политики дискриминации. Половина сирийских курдов не имеют гражданства, хотя родились и живут на территории Сирии всю жизнь. Такие люди называются «иностранцами» или «некоренным населением».

В Ираке официально провозглашена автономия курдов. Это зафиксировано в конституции. Известные события после «Бури в пустыне» стали фактически началом становления на территории Ирака самостоятельного курдского государственного образования. По согласованию с ООН и Багдадом, курдская автономия занимает главным образом территорию образованного в 1974 году Курдского автономного района. (http://centurion-center.narod.ru/kur3.html).

В Турции в 1920-х — 1930-х гг. произошло несколько народных восстаний после отказапредоставить курдам автономию. В  1978 г. был созван учредительный съезд Рабочей партии Курдистана (РПК), на котором Абдулла Оджалан был избран председателем партии. В 1984 г. начались боевые действия против турецких правительственных войск. В свое время премьер-министр Турции Тансу Чиллер убедила США и ЕС внести Курдскую рабочую партию в список террористическим организаций. После некоторой «оттепели» к курдскому меньшинству (есть даже  «Народно-демократическая партия», которая не позиционирует себя в качестве этнической партии, но за которую в основном голосуют курды), начались активные боевые действия, теракты и митинги.

Иракский Барзани не имеет притязаний на независимый Курдистан, и Анкара поддерживает иракских курдов в войне против ИГИЛ, но в тоже время воюет с РПК. РПК и Демократическая партия Курдистан воюют с ИГИЛ.

Вместе с тем, иракское и иранское правительства (шиитское большинство) не доверяют Турции. Замминистра иностранных дел Ирана Хосейн Амир-Абдоллахиан обвинил Анкару в том, что она ставит под угрозу региональную безопасность. О «неприкрытой интервенции» со стороны Анкары заявил вчера и генеральный секретарь Лиги арабских государств Набиль аль-Араб (http://www.kommersant.ru/doc/2871479)

«Буферная зона»

Некоторые политики в Турции не доверяют США и их союзникам, которые якобы, в перспективе, могут пойти на разделение Ирака и Сирии:

– разделение Ирака на три части (шиитский Юг, суннитское государство, и часть, уходящая в новый Курдистан);

– разделение Сирии на три-четыре части.

А ослабленная, уменьшенная Турция (возможно с автономией или при создании независимого государства) будет подконтрольна Западу и лишена «имперских амбиций».

В связи с этим, Турция хочет установить «буферную зону» на своих границах. Кстати, ЕС это поддержит. «ЕС готов обсуждать все вопросы с Турцией, так что мы также обсудили возможное (создание) буферной зоны в Сирии», – сказал Туск 5 октября 2015 года. США дистанцировались от столкновения Турции и Ирака.

 

Заключение

Появление ИГИЛ, которое изначально в основном состояло из суннитов-радикалов и бывших солдат Саддама, разрушило обусловленные границы государств. «Теория управляемого хаоса» в одном государстве начинает разрушать весь карточный домик на Ближнем Востоке. Лучше бы плохой Саддам и Каддафи худо-бедно контролировали свои границы. А сейчас – возникший хаос далеко не управляемый…

Уже идет третья мировая против ИГИЛ и его сторонников? В войне участвуют США, Россия, Великобритания, Германия, Бельгия, Дания, Италия, Испания, Нидерланды, Новая Зеландия, Португалия, Турция, Иран, Сирия, Марокко, Афганистан, Нигерия, Камерун, Чад, 10 арабских стран: Египет, Ирак, Иордания, Ливан, Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар, Саудовская Аравия и ОАЭ.

 

«Так и хочется спросить тех, кто создал такую ситуацию: вы хоть понимаете, чего вы натворили?» – сказал Путин с трибуны ООН. Действительно, так.

 

P.S. Стивен Манн  бывший дипломат  и советолог считает: «Для нас, как стратегов, важно одержать триумф над хаотической природой происходящего и навязать свое искусство дипломатии или войны, но прежде нужно воспринимать мир таким, каков он есть, а не таким, каким нам бы хотелось его видеть. Мы должны быть открыты перед возможностью усиливать и эксплуатировать критичность, если это соответствует нашим национальным интересам – например, при уничтожении иракской военной машины и саддамовского государства. Здесь наш национальный интерес приоритетнее международной стабильности. В действительности, сознаем это или нет, мы уже предпринимаем меры для усиления хаоса, когда содействуем демократии, рыночным реформам, кода развиваем средства массовой информации через частный сектор».

Стиль и орфография автора сохранены.
Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.