Егор Борисов о развитии местного производства, размещении госзаказов и приватизации

286

Каковы перспективы развития местного производства в Якутии, насколько эффективна централизация госзаказов, о том, как проходила приватизация в республике в интервью «Ведомостям» рассказал глава региона Егор Борисов.


– Правительство хочет поддержать проекты в регионах за счет госинвестиций, в частности, Фонда развития Дальнего Востока. К вам в конце прошлого года приезжала делегация из фонда. Удалось согласовать проекты?

– К их приезду подготовили 16 проектов, но договорились по одному – будем возрождать производство речных судов, поскольку вступило в силу требование, что суда, которые выходят на Северный морской путь, должны иметь двойное дно.

– Как в целом строится взаимодействие с фондом?

– Фонд хороший, но пока он работает как кредитная организация – ориентируются на прибыль, поэтому для них важным критерием является доходность проекта. Мы считаем, что фонды, которые создаются для поддержки промышленности, должны выполнять определенные задачи, а не механически ориентироваться на отдачу от вложенных средств. Ведь есть проекты социальной направленности, которые необходимо реализовывать вне зависимости от их отдачи. Но для тех, кто ориентируется на прибыль, такие проекты считаются мертвыми.

– Сколько таких мертвых проектов у вас?

– Прежде всего это дороги. Они же доход не дают. Школы, больницы тоже доходов не приносят.

– Какие проекты еще есть в портфеле республики?

– Есть проекты по развитию легкой промышленности. У нас же в республике много кожевенного сырья, а значит, можно перерабатывать и выпускать одежду, обувь, наладить собственное производство товаров в рамках импортозамещения.

– Получается, республика может себя обеспечить и одеждой, и обувью, и продуктами питания?

– Конечно. Мы и унты изготавливаем из оленьей кожи, мебель делаем, ювелирные изделия. Но местное производство все равно надо расширять. Здесь у нас резервов еще непочатый край. К этому призываем предпринимателей.

– С одеждой и мебелью понятно, но спроса на ювелирную продукцию явно в кризис нет.

– Да, к сожалению, это касается традиционных ювелирных изделий. Но в республике есть замечательные мастера, прошедшие обучение в Италии, которые занимаются огранкой алмазов и способны делать уникальные работы. Ведь это невыгодно – продавать алмазное сырье и покупать готовые украшения. Дорогое удовольствие!

– Как обстоят дела с преступностью?

– Организованная преступность и борьба с коррупцией для любого региона больная тема. Именно поэтому мы стараемся проводить больше спортивных мероприятий, вовлекать молодежь в спорт. Это влияет. Именно поэтому я выступаю за регулирование продажи винно-водочных изделий, ведь доля так называемой пьяной преступности всегда высока. Некоторые упрекают меня за такую жесткую антиалкогольную политику, но повторяю в очередной раз: речь не идет о сухом законе, я лишь навожу порядок в этой сфере, руководствуясь запросами большинства якутян. И в первую очередь делаю это в интересах молодого поколения, в интересах будущего республики.

– А коррупция среди чиновников насколько беспокоит вас?

– Моя задача – сделать все возможное, чтобы у чиновников просто не было соблазнов. Раньше все министерства и ведомства занимались размещением госзаказов. Но я принял политическое решение, и госорганы этого права лишились, теперь данные функции сосредоточены в одних руках, они перешли под начало Государственного комитета по размещению госзаказов, деятельность которого строго контролируется.

– Сколько терялось денег на госзакупках?

– Сейчас у нас экономия при размещении госзаказов – около 1 млрд руб. в год. Также в рамках борьбы с коррупцией, чтобы исключить контакт чиновника с потребителем, с помощью системы «одного окна» пять лет назад был создан республиканский многофункциональный центр предоставления услуг. Потом мы создали целую сеть его филиалов практически во всех районах. Дмитрий Анатольевич Медведев дважды был в этом центре, который служит эталоном для многих регионов. И еще нужно было повысить ответственность руководителей. Есть административные взыскания, выговоры, в крайнем случае увольняем чиновников.

– Многих уволили?

– Трех или четырех министров уволил.

– Получается, вы многие сферы контролируете напрямую. Но многое зависит еще и от информации, которая доводится до населения.

– С информацией в республике проблем нет. У нас около 300 СМИ, множество интернет-изданий. Все они свободны в своих суждениях, пишут и показывают все, что считают нужным. Никаких ограничений для них не существует, во всяком случае с моей стороны. Хотя, скажу прямо, иногда это не идет на пользу общему делу. Есть ряд изданий, которые зарабатывают себе популярность на том, что всегда все критикуют, все рисуют в черных красках. Люди читают такие издания и нередко теряют веру прежде всего в самих себя. Если человеку каждый день говорить, что жизнь вокруг беспросветная, власть плохая и ничего доброго ждать не стоит, то оптимизма у него, конечно, не прибавится.

Борисов о приватизации

Якутию иногда сравнивают с Канадой и Аляской. Но там нет госкомпаний, и удалось добиться более высоких темпов развития. Борисов парирует: «Сравнение с развитыми капиталистическими странами – Канадой и США – некорректно. Якутия как субъект Федерации встала на путь рыночной экономики и рассталась с монополизмом госсобственности в 1991 г. Приватизация в республике проводилась в два этапа. На первом этапе были преобразованы предприятия розничной торговли и службы быта, сельского хозяйства, ресурсодобывающих отраслей, строительный и транспортный комплексы, сфера электроэнергетики. Тогда были созданы такие крупные АО, как «Якутскэнерго», «Якутгазпром», «Ленское объединенное речное пароходство», «Алданзолото», учреждены АК АЛРОСА, ОАО «Нижне-Ленское», ОАО «Железные дороги Якутии», «Саханефтегаз» и др. Важнейший итог первого этапа приватизации – частная форма собственности в общем числе хозяйствующих субъектов стала преобладающей, основную долю ВРП производил именно негосударственный сектор. Но кризис 1998 года негативно отразился на финансовом состоянии предприятий, приватизация была фактически приостановлена.

Второй этап приватизации берет отсчет с 2001 года – с принятия одноименного федерального закона, где было прописано, что она должна быть максимально прозрачной, системной, возмездной, должна способствовать привлечению инвестиций и модернизации экономики. С 2002 года 90 унитарных предприятий были преобразованы в ОАО, в их числе «Якутуголь», «Полярные авиалинии», авиакомпания «Якутия», «Водоканал», «Сахателеком», аэропорт «Якутск», ФАПК «Якутия», предприятия дорожной отрасли, здравоохранения (аптеки) и др.

С 2008 года началась приватизация в целях поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства, которая предусматривает льготные условия выкупа арендуемых ими объектов. Сейчас госсектор в республике представлен, как и во всех субъектах Федерации, госучреждениями социальной сферы – это здравоохранение, образование, культура, социальная защита, – а также предприятиями, которые имеют стратегическое значение для обеспечения жизнедеятельности населения республики в условиях Крайнего Севера».

Полную версию интервью читайте на сайте «Ведомостей»