Защитник Ленинграда Прокопий Березин: Главное — быть патриотом и защищать Родину!

1251

Прокопий Прокопьевич Березин попал на войну, едва окончив Якутский речной техникум. Он принимал участие в освобождении Ленинграда и советско-японской войне, за боевые заслуги был награжден медалями «За победу над Германией», «За победу над Японией», а позже – орденами Отечественной войны II степени и «За заслуги перед Отечеством» II степени. Но больше всего капитан-лейтенант военно-морского флота гордится медалью «За оборону Ленинграда» и тем, что участвовал в освобождении города на Неве. В День Победы Прокопий Прокопьевич поделился с читателями ЯСИА своими воспоминаниями о Великой Отечественной войне.


— Прокопий Прокопьевич, расскажите, как вы попали на фронт?

— В марте 1942 года я окончил речной техникум – нынешнее речное училище. Когда мне вручали повестку, предложили бронь — грамотных капитанов тогда очень не хватало. Многие мои однокурсники ею воспользовались, но я отказался. Попросил только, чтобы направили служить в морской флот. И меня отправили. Сначала на остров Русский – там были военные школы Тихоокеанского флота. Военную школу я окончил досрочно и в 1943 был направлен служить на Балтийский флот, на оборону Ленинграда. Это был второй год Ленинградской блокады.

20160506_175259
С фронтовым товарищем, С.Свериным

— День снятия блокады помните?

— Конечно, помню. Три наших фронта и Балтийский флот начали наступление против гитлеровский армии 12 января 1944 года и после двухнедельных боев отбросили немцев на 100 километров от города. 27 января 1944 года Ленинградскую блокаду сняли, был большой салют, ленинградцы вышли на улицы, многие плакали от радости, все обнимались. Я тогда впервые салют увидел. Поразило, как много людей умерло во время блокады, почти миллион. Умирали на улицах, в квартирах, у станков. После снятия блокады мы еще до осени до границы немцев гоняли, затем война пошла на убыль…

— А День Победы?

— И его тоже, а как же. Он застал меня на Амуре, об окончании Великой Отечественной мы узнали по радио. Радость большая была.

— Как вы оказались на Амуре?

— В 44-м нас, моряков Балтийского флота, отправили на Восток, Советский Союз тогда начал готовиться к войне с Японией. В составе Зее-Бурейской бригады Амурской флотилии мне довелось поучаствовать в боях против японцев. До начала войны мы в основном занимались разведкой. Ходили на бронекатере — очень шустрый был, выдавал 25 узлов. У нас прямо на судне была своя артиллерия, даже «Катюши». Когда начались бои, мы перевозили боеприпасы солдатам, командирам. Но эта война продлилась всего месяц, ее мы быстро закончили. Как ударили всеми силами, японцы быстро руки подняли. Демобилизовался я только в 1948 году.

Когда я вернулся домой, все были очень удивлены, потому что считали меня погибшим

20160506_175341
Диплом об окончании техникума Прокопий Березин всю войну проносил в кармане кителя.

— Почему так поздно?

— Потому что опасались еще одной войны — с США. Американцы создали атомную бомбу, угрожали напасть на СССР. Но в начале 1948 года наша разведка точно узнала, что они не будут воевать с Россией, в марте меня демобилизовали. Мой друг Свирин после демобилизации звал меня жить к себе, в Ростов-на-Дону. Но мне хотелось обратно в Якутию, к матери. Когда я вернулся, все были очень удивлены, потому что считали меня погибшим. Оказывается, в 1943 году из Ленинграда в Якутский военкомат пришло извещение о том, что Березин Прокопий Прокопьевич погиб на фронте.

— Как же так получилось? Перепутали вас кем-то?

— Это целая история. В 1943 году, во время боев за Ленинград я был ранен и попал в госпиталь. Как-то часа в 3-4 ночи ко мне в палату вошли два офицера и сотрудник госпиталя. Разбудили меня, интересовались, как я себя чувствую. Как я узнал после, один из визитеров был из разведшколы. Оказывается, меня собирались туда отправить. А раньше было так: если в разведшколу отправляют, то в военкомат сообщают что человек погиб, выдают новое удостоверение личности и отправляют в другую страну или в тыл. Вот и обо мне сообщили. Только я в разведшколу в итоге не попал — слишком долго пролежал в госпитале, все сроки прошли. А вот одного из моих друзей забрали, мне потом сослуживцы рассказали.

Идти на войну было не страшно — поддерживало желание отомстить за смерть брата.

20160506_180634
На праздновании Дня Победы

— Но ведь вы, наверное, писали родным?

-Нет, не писал — некому было. Мать была неграмотная, братья погибли. Кому было писать? Как я ушел, дома ничего обо мне не знали. А потом извещение пришло. Кстати, это был не единственный раз, когда меня похоронили. В начале 20-х  составляли книгу «Память», а в газете «Социалистическая Якутия» публиковали данные участников войны. И вдруг читаю про себя, что погиб на фронте. Я сразу позвонил, поинтересовался, откуда у них такие сведения? Оказалось, из архива военкомата. Снова доказывал, что я жив.

— Вы уходили на фронт в 20 лет. Не страшно было?

— Нет, не страшно. Я был молод и очень хотел отомстить за смерть брата. Александр — мой второй брат – окончил Якутскую национальную военную школу, потом в 1940-м – Свердловскую военную школу и сразу был отправлен на Украину. Он служил командиром роты на пограничной заставе, первый удар фашистов встретили они. Он погиб на третий день войны. Жаль его было. Старший брат – Роман – тоже погиб, но позже.

Я никогда не пил, даже на фронте свои фронтовые 100 грамм отдавал товарищу

20160506_180934— Если во время службы у вас выпадало свободное время, чем занимались?

— Свободного времени почти не было. То занятия, то бои. Меня часто спрашивают, почему ты так долго живешь (Прокопию Прокопьевичу в этом году исполнилось 94 года — прим. ред)? Я отвечаю: потому что, во-первых, я в жизни никогда не курил. Как бы тяжело не было, все равно не курил. И не пил. В деревне, где я родился, тогда водку никто не пил, да мы видели ее редко, разве что кто из города привезет. На фронте, в действующей армии нам давали на обед 100 грамм. Я их тоже не пил, отдавал свою порцию сослуживцу Василию Круглову. Он был старше меня. Мне было 20, ему — 40. Он выпивал обе порции, но пьяным никогда не был. В-третьих, я все время на свежем воздухе проводил. В армии – на море, потом – на Амуре. А после войны я по специальности работал в Якутском речном порту. Всю жизнь плавал: сначала помощником, потом капитаном. Прошел всю Лену: от Осетрово до Тикси, все поселки, все перекаты знаю, как свои пять пальцев. Последние 20 лет плавал по Алдану. Сначала до Усть-Миля, по большой воде — до Томмота. И ни разу не садился на мель!

Почему мы победили? Потому что раньше дружба народов была и патриотизм.

20160506_180703
Защитники Ленинграда. 9 мая, Санкт-Петербург.

— Как вам кажется, что помогло советским людям победить в той войне?

— Почему мы победили? Потому что раньше дружба народов была и патриотизм. А патриотизму учили с первого класса. Сначала были октябрята: говорили, что октябренок должен быть всем примером. Потом — пионеры, затем – комсомол, я всю войну комсомольцем прошел. И, конечно, самоотверженный труд в тылу. Тыл всегда помогал фронту. Вот три основные причины, я считаю.

— Чтобы вы сказали сегодняшним молодым людям, которые знают о Великой Отечественной войне только понаслышке?

— Нужно быть патриотами своей страны. А в случае войны – защищать Родину. Это главное.