Рожденный быть Мастером. Близкие вспоминают фотожурналиста Виктора Яковлева (ФОТО)

338

Год назад, 30 марта 2015 года, не стало нашего самого близкого и дорогого человека – любимого мужа, отца, дедушки, прадедушки, известного мэтра фотожурналистики — Виктора Прокопьевича Яковлева.

Он ушел… Но вместе с тем остался с нами. Остался жить в памяти своих родных и близких, друзей и коллег. Остались жить его фотографии, альбомы, книги, публикации, аналогов которым нет, и вряд ли будут…

Говорят, вместе с гениями уходит целая эпоха. Это, наверное, правда. Виктор Прокопьевич начинал ковать свои первые фотокадры еще в совсем юной, советской Якутии. И завершил свой последний снимок уже в постсоветском пространстве. За это мы и ценим его – за неповторимую искрометность, правдивость, патриотизм, которые лежат в основе каждой его фотоиллюстрации. Уверены: он обязательно останется и в памяти следующих поколений, которые с удовольствием будут смотреть эти фотографии о загадочной Якутии, ее людях, поначалу впервые. А затем вновь и вновь, потому что эта фотоклассика не сможет надоесть. Потому что в этих простых и трогательных фотографиях угадывается житейская мудрость и очень чистая душа автора.

Сегодня, в День памяти, мы не будем в очередной раз перелистывать творческий путь Мастера. Да, да, именно Мастера – потому что он был уникален и самобытен. «Таких, как Виктор Прокопьевич, просто нет. Он – единственный мастер», — именно так о нем отозвался в своей телеграмме, адресованной родным и близким покойного, экс-президент Якутии Вячеслав Штыров, который искренне и от души уважал нашего фотогения, относился к нему просто и по-свойски. Летал с ним на личном самолете по республике, приглашал на приемы и не переставал удивляться его работоспособности.

Наш папа часто делился с нами: «Вячеслав Анатольевич такой простой человек. В каждой поездке он с раннего утра говорит мне: «Виктор, давай, пошли кушать, работы у нас сегодня много будет». Они со Штыровым были очень дружны.

Да, присущая ему искрометная энергия и неимоверная работоспособность позволили отцу даже после выхода на заслуженный отдых оставаться востребованным. Он продолжал работать. На 78-м году жизни (!) занимался выпусками юбилейных, улусных фотоальбомов, нашел силы издать фотокнигу о родном Вилюйске. Буквально до прошлого, 2015 года, уже тяжело больным человеком, с трудом пересиливая себя, вновь исколесил всю республику. Ездил в далекую глухомань: там его ждали рыбаки, охотники, оленеводы, простые труженики села. Потом он за чашкой чая с досадой поделится с нами, своими домочадцами, о том, как трудно приходится выживать селянам в рыночных условиях. Очень переживал за них. Буквально в феврале 2015 года Виктор Прокопьевич совершил свой очередной тур по родному Вилюйскому улусу. К сожалению, это была его последняя командировка. По приезду домой он почувствовал, что теряет силы. И только тогда, когда стало совсем невмоготу, принял решение лечь в стационар. К сожалению, поздно…

Мы видели, как папа очень хочет жить. Это жажда к жизни заставляла его в ежедневных буднях, будто, найти опору и укрепиться. Кто бы мог подумать, что жизнь человека – это тонкая грань, и эта нить в один миг так быстро оборвется … А какие у него были планы и сколько творческих задумок! Начавшаяся работа над очередным авторским фотоальбомом о Якутии словно давала ему силы жить. Вовсю шла работа по подбору иллюстраций и фотографий. А задумка выпуска еще одного личного фотоальбома о трех президентах республики так и осталась невоплощенной. Не успел…

Последний фотоальбом, приуроченный к 70-летию Великой Отечественной войны, куда вошли его фотокадры, вышел в свет в канун 9 мая 2015 года, уже после его ухода…

За день до смерти, несмотря на ухудшение здоровья, он, казалось, торопился: усиленно корпел над фотографиями. Пересиливая изнуряющие боли, что-то поспешно писал: хотел быстрее сдать очередную статью в газету. Но так и не успел… Он умер на руках нашей мамы. И лишь оставшиеся на его рабочем столе листы с неоконченными рукописями и наспех разбросанная стопка фотографий сиротливо свидетельствовали: их автора больше нет.

30 марта в 12 часов 40 минут перестало биться сердце великого труженика. В то утро он не проронил ни слова, лишь тяжело дыша, пытался уснуть, ежеминутно оглядываясь и поглядывая на маму. Затем, увидев своего трехлетнего правнука Рому, подбежавшего к нему, взял платок и молча утер слезы. О чем он думал в тот момент, что хотел сказать? Ответы на эти вопросы повисли в воздухе и до сих пор мучительно терзают родных. Так и ушел… Недосказав… Недоделав… Тихо и молча…Что-то унеся с собой в душе.

Он очень хотел видеть своих детей, внуков и правнуков успешными, честными, трудолюбивыми. Очень гордился, что все мы, включая внуков, получили высшее образование. Его заботу и трепетное участие в жизни чувствовал каждый член его семьи. «Ну что, доча, как дела?» — спрашивал папа часто меня по телефону. Каждый раз перед очередной моей командировкой по Якутии напутствовал: «Пиши, как есть, пиши, что чувствуешь!». Особенно он беспокоился, когда узнавал, что готовится к печати моя очередная критическая статья, нацеленная против государственных чинов. При этом всегда очень просил, чтобы не писала плохо о людях. Жаль, что тогда я его не слышала…

Единственный. Уникальный. Честнейший. Самый чуткий, самый сердечный, такой всегда естественный и настоящий, неподкупный, бесконечно любимый и родной. Таким ты остался в нашей памяти навсегда…

Наталья Ангаскиева (Яковлева), дочь

История Якутии в объективе Виктора Яковлева (ФОТО)