Это страшное слово война: Военное детство бабушки

До 17 декабря 2015 года будут приниматься работы на республиканский литературный конкурс молодых авторов до 35 лет «…Это страшное слово война», посвященный 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Сегодня публикуем сочинение ученицы 7 «б» класса МОБУ ЯГНГ Якутска Доры Дьячковской.

144

Война – это то, о чем нынешнее поколение не имеет представления. Некоторые считают, что маленьким не стоит знать об этом страшном явлении, но мало кто задумывался, что чувствуют сами дети, попав в этот ужас. Маленькая девочка из Донбасса, чье «детство украла война», пишет в своем стихотворении:

Я не знаю, всех ли увижу я
Этой осенью за партами,
Расплатились многие жизнями
За судьбу политической карты.

Моя бабушка, Генерова Марфа Егоровна, родилась в 1939 году, в канун второй мировой. Ее отец умер еще до начала войны, можно сказать, она его практически не видела.

Родилась в Верхоянском районе, который известен суровыми морозами. Она говорила мне: «Мое детство было тяжелым, и оно отличалось от остальных детей». Они жили в тайге, где «куда не посмотришь, все белое, как будто в облаке». Их село находилось прямо на пути машин, возивших заключенных, неподалеку оттуда, заключенных заставляли работать на дорогах и шахтах. Верхоянск так и называли «тюрьма без решеток». Марфе еще совсем маленькой пришлось пройти через много трудностей.

Они голодали, давали им «американскую овсянку» и горькую муку, из которого получалось кислое тесто, но они все равно ели ее. Мама Марфы могла сшить одежду из чего угодно. Они шили шапки из меха, шкуры, кожи и обменивали все это на продукты.

Когда ее мать нашла нового мужа из другой деревни, у нее стало намного больше братьев и сестер. Всех надо было накормить и обшить. «Моя мама была очень сильной, сколько бы трудностей не встречалось, она просто молчала и продолжала шить одежду. Я не знаю никого, кто бы мог сравниться с ней. Она удивительная женщина».

Дети, рассказывала бабушка Марфа, боялись, что в село придут заключенные и убьют всех, она боялась машин, боялась русских, боялась практически любого грохота – разве это детство?

Я благодарна богу за то, что моя бабушка сейчас с нами, мне становится грустно и больно слушать о том, сколько солдат погибли «за судьбу политической карты», сколько людей не дождались близких с войны, сколько варварства и ужаса все еще есть на земле…