Ювелир по дереву: Как создается миниатюрный макет старинной якутской усадьбы XVII века

5058

В селе Табага Мегино-Кангаласского улуса живет мастер Николай Макаров, который известен тем, что уже больше десяти лет изготавливает традиционные якутские музыкальные инструменты. Отлично подогнанные кюпсюры, айааны, тансыыры, дюнюры охотно заказывают творческие коллективы со многих районов республики. Однако одними музыкальными инструментами его творчество не ограничивается.


Николай Макаров живет недалеко от центральной улицы Табаги. Во дворе его дома стоит изба (балаҕан), обшитая корой лиственницы — подобно домам старинных якутов. Рядом — небольшая мастерская, забитая станками и инструментами, где Макаров предпочитает проводить все свободное время.

«Начал серьезно мастерить более десяти лет назад, когда остался без работы из-за сокращения. Тогда подумал, что нужно что-то предпринять, чтобы прокормить семью. Работа с деревом у меня всегда получалась, поэтому решил попробовать себя именно в этом направлении», — отметил мастер.

Начал он с древних ударных инструментов народа саха – кюпсюр. Это склеенная из множества дощечек «бочка», обтянутая кожей, по которой бьют специальными палками. Излюбленный инструмент организаторов крупных летних мероприятий под открытым небом. Если из множества кюпсюров выбивать синхронную дробь, то получается будоражащий первобытный звук, не оставляющий равнодушным никого из находящихся поблизости.

Кюпсюры заинтересовали покупателей и Николай Макаров продолжил их делать по мере поступления заказов. «Тогда у меня не было еще своей мастерской, всё приходилось делать голыми руками. Почти шесть лет работал без всяких станков. Потом нашел деньги – получил грант от администрации района. Тогда заказал первый станок из Москвы за 70 тысяч рублей и сразу же получил заказ на изготовление более десяти кюпсюров для Ысыаха Олонхо, проходившего в тот год селе Майя», — рассказал собеседник агентства.

 

Сейчас, по словам Макарова, у него есть все необходимое для работы. В планах – расширение мастерской, чтобы свободно вместить все станки и изготавливаемые изделия. Теснота больше всего мешает зимой, так как летом он предпочитает работать на улице. Кроме инструментов в мастерской много изделий: тут и кюпсюры, остающиеся самой ходовой продукцией, таммахи, кырымпы, айааны и многое другое.

«Кюпсюры я создаю из выделанных коровьих шкур. Считается, что когда они подсушиваются, то дают более звонкий звук. Наверное, поэтому пользуются спросом», — подчеркнул мастер. Он рассказал, что на изготовление одного такого инструмента уходит неделя, а стоит он 8-10 тысяч рублей.

Пытался Макаров делать и национальную мебель. Неплохо у него получались якутские круглые столы, но спрос на них был не очень высоким: «Может отпугнула их цена? Я оценил стол в 15 тысяч рублей. Не так уж и много для результата долгой и кропотливой ручной работы. Музыкальные инструменты по сравнению с мебелью идут куда лучше. У меня обычно покупают республиканские и районные творческие коллективы, сельские школы».

Он показал на якутский нож, который лежал на столе – это произведение его младшего из трех сыновей. «С прошлого года начал проявлять интерес к ножам. Ему пока не удается сравняться  с мастерами, но стремление есть. Вот этот клинок выковал он, а рукоятку поставил уже я», — объяснил Николай Макаров. После этого мастер позвал корреспондента ЯСИА внутрь дома, чтобы показать то, над чем трудился целых два месяца.

В центре гостиной стоит большой стол, на котором развернута целая композиция: «Это – макет якутской усадьбы конца XVII века. Начинал делать её для себя, но затем решил изготовить эту усадьбу для выставок».

«Предполагается, что такими усадьбами владели весьма зажиточные люди. Жилая часть совмещена с хотоном (хлевом) для экономии тепла, как делали наши предки. Здесь имеются столы и стулья, утварь, инструменты. Всё пришлось высчитывать очень точно. Сейчас могу сказать, что добился пропорциональности практически всех вещей. Здешние четыре сантиметра в реальности равнялись бы одному метру. Не скажу, что подогнал утварь буквально до миллиметра, есть огрехи, но в целом соотношение правильное», — рассказал он.

Николай Макаров наглядно показал, что в этой усадьбе всё находится в рабочем состоянии: миниатюрный мукомольный камень можно крутить, двери на деревянных петлях открываются и закрываются, замки запираются, стены и потолки сложены прямо как в старинных якутских сооружениях. Консультантом выступил односельчанин Макарова, народный художник Якутии Фёдор Марков.

«Его советы очень помогли. Сначала выходили сооружения гораздо большие по размерам. Потом было решено, что они недостаточно миниатюрные: если строить усадьбу, то она займёт площадь размером со среднюю комнату», — подчеркнул собеседник ЯСИА. Планируется, что Фёдор Марков потом смастерит из мамонтовой кости или рога лося обитателей усадьбы и живность. Кто-то будет играть на хомусе, кто-то спать, а кто-то — сидеть у камелька и распевать олонхо: «Готовящие еду женщины, играющие дети – все в том же масштабе и в аутентичных одеяниях. Ещё нужно будет сделать коров, лошадей якутской породы, собак. Пока точно не решили, из какого материала будут сделаны фигурки».

Наш собеседник рассказал, что делать макет начал не просто так. Любовь к созданию миниатюрных фигур из дерева он замечал у себя с раннего детства. «Это еще и наследственное — моя мать много мастерила, была очень способной. В детстве макеты создавали вместе с ней. Но тогда материалов и инструментов не было для тонкой работы. Вот сейчас всё получается», — добавил Макаров.

В будущем он планирует в этом же масштабе создать макет территории, на которой проходит праздник ысыах. «Хочется потом все макеты объединить в одну большую композицию, но пока это только мои желания. Что касается этой усадьбы, то ее, возможно, выставят в Якутском государственном объединенном музее истории и культуры народов Севера имени Ем. Ярославского», — резюмировал собеседник агентства.

Справка: Николай Макаров – многократный дипломант и лауреат выставок изделий из серебра, меди, мельхиора, золота и глины. Сотрудничает с народными артистами республики Клавдией и Германом Хатылаевыми, народным ансамблем танца «Кыталык» и многими другими. Его инструменты звучат на церемониях открытия Ысыаха Туймаады, крупных международных и всероссийских соревнований, а также в творческих программах Игр «Дети Азии». В 2016 году принял участие в международной выставке мастеров в Венгрии. Некоторые работы мастера были переданы в дар этнографическому музею города Будапешта.