Александр Дерсу: Для фотографа главное – любить природу

7902

Фотограф дикой природы Александр Дерсу рассказал о любимых местах в родной Якутии, о важности охотничьего чутья, 20-летней съёмке глухаря и планах на будущее.


— Ваши снимки — это в первую очередь Якутия, её ландшафты, животный мир. Почему решили стать летописцем природы родного края?

— Ну как же? Я родился здесь, вырос, мои предки лежат в этой земле. Сейчас слово «патриотизм» имеет негативный оттенок, но я настоящий патриот своей Родины — Якутии. Никуда отсюда уезжать не собираюсь, и если такое случится, то будет страшно тяжело. Даже не представляю, каково это — жить на чужбине.

Сложно найти место прекраснее и суровее нашего края. Где еще разница летних и зимних температур превышает 100 градусов? У нас зимой под минус 70, а летом под плюс 40. А сколько красот и какое разнообразие ландшафтов здесь! Тут можно побывать и в тундре, и в настоящей сибирской тайге, и в горах, и в пустыне, и в степи, и в лесотундре. Есть места, где практически не ступала нога человека, а животные никогда не видели людей.

— Сколько лет вы снимаете природу Якутии? С чего начинали?

— Фотографировать я начал ещё в детстве. Были такие камеры, как «Смена-8», «Вилия-авто», потом появилась первая серьёзная камера — «ФЭД-3», потом начал снимать на «Зениты» и даже представить не мог, что детская мечта о «Никоне» когда-нибудь осуществится.

— Есть ли у вас любимое место в Якутии?

— Любимое место — это моя малая Родина. Есть такой маленький посёлок недалеко от Якутска — Маган. В переводе с якутского это означает «белый». И действительно, зимой он белый. Хожу по своим местам и словно вижу свои ещё детские следы, вспоминаю детство. Хотя ничего особо выдающегося в маганских пейзажах нет — просто леса, поля и луга, но тут я родился и вырос.

Джек Лондон цифровой эпохи

— Что любите снимать больше всего?

— Снимаю я в основном животных. Талант охотника во мне проснулся очень рано. К 12 годам я уже считал себя настоящим охотником. Мечтал стать охотоведом. Настольной была книга Арсеньева «Дерсу Узала». А ещё перечитывал книги А.Н.Формозова «Спутник следопыта», Джека Лондона, Эрнеста Сетон-Томпсона, Григория Федосеева.

Начитавшись этих книг, я шёл проверять всё это на практике, благо лес был рядом — в 100 шагах от крыльца моего дома. Потом стал охотоведом, учёным. Много охотился, хотя охота рано перестала доставлять удовольствие. Это как ребёнка обидеть.

Мы же в тысячи раз превосходим животных в интеллекте, и убить зверя для нормального охотника большого труда не представляет. Во многом животные — рабы своих инстинктов, а мы этим пользуемся. В общем, завязал я с охотой и всё внимание перенёс на фотоохоту, благо началась цифровая эра, которая открывает широчайшие возможности для съёмок животных.

Фотовыстрел длиною в 20 лет

— Сложно ли снимать животных в естественной среде? Как вы этому учились?

— Для того чтобы снимать животных, надо хорошо знать их биологию, поведение. Я окончил охотфак, а там нас учили очень хорошо. Все выпускники-охотоведы — великолепные охотники. Даже не знаю исключений из этого правила. Умение охотиться сильно помогает и в фотографировании диких животных, хотя фотоохота гораздо сложнее. Для выстрела из ружья совсем не важен свет, фон, поза зверя, ветки не мешают, в конце концов.

— Расскажите, работа над каким снимком вам запомнилась больше всего и почему?

— Я упёртый, если что-то захочу, то рано или поздно этого добьюсь. В далёком 1990 году я нашёл очень неплохой глухариный ток. Долго ходил туда, пытался фотографировать. Но только через 20 лет удалось получить стоящий снимок токующего глухаря. 20 лет!

Или, пролетая над Момскими горами, я увидел очень живописное место. Загорелся мечтой попасть туда. Только спустя семь лет мне удалось осуществить свою мечту. Мечтал попасть в Эселях. Это такой район в Момских горах, где летом собираются лоси. Туда мне удалось только спустя 16 лет попасть и поснимать лосей. А чтобы дойти туда, пришлось преодолеть 450 км пешком, по горам. Такая вот работа над снимком.

— Что самое главное в фотографировании дикой природы? К чему нужно быть готовым фотографу?

— Главное — любить природу. Нужно научиться жить с ней в гармонии, тогда никакое ненастье, никакие природные катаклизмы не застанут тебя врасплох.

За мечтой

— Как, наверное, любой фотограф дикой природы, вы ещё и путешественник. Какие места в России вам удалось посетить?

— Я путешествую по Якутии. Она огромна — 3 млн кв. км. Был однажды на Камчатке. Когда учился, исходил практически весь Восточный Саян, почти всю Тофаларию изъездил на оленях, лошадях, пешком. Мечтаю побывать в Гималаях, посмотреть на Эверест, а если сильно мечтать, мечта обязательно сбудется.

— Куда отправитесь в следующее фотопутешествие?

— Нынче летом хочу попасть в тундру, на Сундрунские кекуры. Очень красивое место — целый город каменных останцев, разбросанных на десятки километров. Ну и тундра в начале лета — это просто птичий рай. Там много пернатой живности: стерхи, розовые чайки, утки, гуси, лебеди, масса разных куликов. В общем, есть что поснимать.

— Какая у вас профессиональная мечта? Где бы хотели побывать и что снять?

— Есть ещё виды, которые мне не удалось снять: росомаха, волк, стерх, беркут, орлан-белохвост, лиса, большеухая полёвка. Хорошо было бы побывать на островах, увидеть моржей, белых медведей. Но это так, не мечта, просто желание. Этих ребят наснимали так много и в разных позах, так что нет, точно не мечта.

— Какое место в Якутии вы бы посоветовали посетить человеку, который никогда не был в Сибири? С чего начать знакомство?

— Начать можно с набивших, наверное, уже оскомину Ленских столбов, но мне кажется, что столбы реки Синяя покрасивее и не так сильно растиражированы.

Очень красивая река Буотама. Можно посетить тукуланы — участки песчаных пустынь среди тайги. Горы у нас очень красивые, в Оймякон можно съездить, в Усть-Неру. Там очень красивые места.