Прорыв к перепутью: «Якутская волна» на фестивальных экранах

2837

Отдельные якутские фильмы и раньше попадали на конкурсы как в России, так и за рубежом. Нынче же случился перелом: на разных фестивалях было показано множество достойных картин, и критики заговорили не про талантливых одиночек, а о самобытном национальном кинематографе далекого северного региона.

По красным дорожкам

Призерами российских кинофестивалей (вне пределов республики) стали фильмы «Бог Дьесегей» Сергея Потапова (Казань), «Заблудившиеся» Алексея Амбросьева (Ханты-Мансийск, Чебоксары), «Его дочь» Татьяны Эверстовой (Выборг, Екатеринбург). Документальный фильм московского режиссера Михаила Барынина «24 снега», снятый якутской съемочной группой, стал лауреатом нескольких киносмотров (Москва, Пермь, Уфа). «Феррум», мистический триллер Прокопия Бурцева, участвовал в нескольких конкурсах (Гонконг, Чикаго, Омск), призов не получил, но привлек к себе внимание прессы. Дни якутского кино прошли в Татарстане и в Туве, якутские фильмы были представлены во внеконкурсных программах фестивалей в Екатеринбурге, Чебоксарах, Уфе.

Впервые репрезентативная подборка якутских фильмов была показана за рубежом, в Сеульской синематеке (Корея). Драма «Костер на ветру» Дмитрия Давыдова стала первым фильмом из российских регионов, отобранным на конкурс Пусанского кинофестиваля, самого престижного в Азии. Она же получила приз («Лучшая полнометражная драма») на фестивале кино коренных народов ImagineNative в Торонто (Канада). В официальной программе (вне конкурса) в Asian World Film Festival (Лос-Анджелес) участвует детектив «Мой убийца» (режиссер Костас Марсан). Продюсер фильма Марианна Скрыбыкина рассчитывает на успех в федеральном прокате, этот фильм станет первым якутским «блокбастером», выходящим на общероссийский экран. Остросюжетная драма «Заблудившиеся» попала в ограниченный прокат в Казахстане. Кассовым хитом не стала, но проторила путь для якутских картин в соседние тюркские государства.

Наметилась смена поколений

Стоит обратить внимание на тот факт, что в уходящем году режиссеры старшего поколения не представили новых работ. Никита Аржаков, Вячеслав Семенов заняты подготовкой будущих проектов, Алексей Романов приступает к пост-продакшну новой ленты. Сергей Потапов переключился на театральные постановки, и когда он запустится с очередной картиной, не скажет никто. Из-за финансовых трудностей не сумел в этом году завершить свой фильм Михаил Лукачевский. Степан Бурнашев снимал лишь жанровые картины – для внутреннего рынка.

Вперед вырвались «темные лошадки», на чей успех не ставили даже специалисты. Похоже, в якутском кино наметилась смена поколений. «Актуальный стиль» теперь создают дебютанты. За исключением Татьяны Эверстовой (взрослой, умудренной жизненным опытом), другие представители «новой волны» если и не ровесники, то люди сопоставимого возраста. Бурцеву, Амбросьеву, Давыдову, Марсану около тридцати или за тридцать. Новички отходят от условных сюжетов и мелодраматических клише, пристальней вглядываются в психологию своих персонажей, тщательней прорабатывают их взаимоотношения и бытовую среду.

Три пути. Какой выбрать?

Нынешний год обозначил три вектора развития якутского кино. Будут ли они существовать обособленно, станут взаимодействовать или какой-то из трех путей окажется тупиковым, покажет время.

Во-первых, есть кино «для себя». Оно было и будет – пока окупается в пределах республики. В этом году исполнилось десять лет успешному творческому проекту — группе «ДетСат». Мастера якутского юмора популярны в родных краях и совсем не стремятся к экспансии, не собираются завоевывать «новые территории» (ибо смех всегда крепко привязан к местным реалиям, языковым, бытовым, социальным, культурным – чужакам многое не понять).

Другой подход выбирает продюсер Марианна Скрыбыкина. Детектив «Мой убийца» выпускается в двух вариантах – «внутреннем» и «экспортном». Проект не из дешевых, техническое качество картинки и звука требовало немалых затрат. В пределах самой республики фильм с высоким бюджетом окупиться не может. Задача – очаровать массового российского зрителя красотами якутской природы и приметами экзотики, но не переборщить, чтобы не отпугнуть людей другой культуры навязчивой «самобытностью». Дорогое кино массовых жанров, нацеленное как на внутренний рынок, так и на экспорт, второй из возможных путей развития.

И все же наиболее перспективной кажется мне третья тропинка. На фестиваль в Пусане была отобрана малобюджетная драма. Камерные драмы, укорененные в этническом материале, способны окупить себя в местном прокате и вместе с тем привлечь фестивальную аудиторию в России и за рубежом. Прежде всего на кинофорумах в Азии.

Якутия должна поддержать свое кино

Самое главное для якутских киношников не спутать желаемое с действительным. Не впасть в эйфорию от громких успехов, не удовольствоваться эфемерным пиаром. Необходимо работать над тем, чтобы за подъемом не последовал спад. И это задача профессиональных организаций. В обозримом будущем могут возникнуть конфликты интересов – каждый производитель продвигает собственный продукт, всякий продюсер верит в свое видение ситуации. Необходимо создать действенный механизм для поддержки талантливых авторов и перспективных проектов. Имеет смысл скоординировать усилия госструктур и энтузиастов для пропаганды и продвижения якутского кино — культурного бренда, а не отдельных названий.


Читайте также:

Владимир Федоров: Актерам фильма по пьесе «Созвездие Марии» пришлось «несладко»

Якутский фильм «Костер на ветру» номинирован на «азиатский Оскар»

Фильм «Мой убийца» презентовали в Лос-Анджелесе