Это страшное слово война: В поисках счастья

До 17 декабря 2015 года будут приниматься работы на республиканский литературный конкурс молодых авторов до 35 лет «…Это страшное слово война», посвященный 70-летию Победы в Великой Отечественной войне. Сегодня публикуем рассказ домохозяйки из украинского города Кременчуг Евгении Дериземля. Рассказ "В поисках счастья" о судьбе женщины, которая прошла Великую Отечественную войну. Основан на реальных событиях.

167

Часть первая
Рано утром во двор въехала машина и остановилась возле одной из многоэтажек. Она настойчиво посигналила несколько раз. Молодая женщина выглянула из окна на четвертом этаже, улыбнулась и радостно выбежала из дома навстречу любимому мужу. Она никак не могла налюбоваться на своего супруга. Ему ведь так шла военная форма. Сергей совсем недавно получил повышение по службе и вступил в новую должность. Теперь на его погонах красовались три звезды. Наконец-то Мария была по-настоящему счастлива, ведь сейчас у нее есть все, о чем она так долго мечтала: любимый муж, долгожданный ребенок, хорошая квартира, сытая жизнь, не то что раньше.

Маша не любила вспоминать прошлое и всячески гнала от себя тяжелые воспоминания из детства. Росла она в многодетной семье, дети частенько ходили голодными. Зимой они тряслись от холода, пытаясь согреться возле чуть теплой печки. В школу ходили по очереди, ведь валенки в доме были одни, а детей — четверо, да и школа находилась не близко. Но девочка к знаниям сильно стремилась, понимала, что только образование поможет ей выбраться из бедности. Закончила она все семь классов, хоть это было и не просто, родителям тоже помощь нужна. В хозяйстве лишние руки были не лишними. Ее брат и сестры отучились всего два первых класса и забросили школу, хорошо хоть читать да писать с горем пополам научились. Детворе ходить в школу и работать на огороде было тяжело, но Маня везде успевала. Так она и жила. Тепла и ласки от родителей не знала, ведь Мария наполовину сирота была. Мать рано представилась. Маша ее и не помнила совсем, а отец быстро утешился — женился, да не на ком-нибудь, а на мамкиной сестре. Она ему еще троих детей и родила. Так что сестры и брат у Маши были не только сводные, но и двоюродные. Они с Маней сильно не ладили.

Молодая женщина тряхнула головой, пытаясь отогнать от себя неприятные воспоминания из далекого прошлого, обняла супруга, взяла его под руку и повела в дом:

— Сережа, я сегодня твои любимые вареники с вишней налепила. Все утро старалась, лишь бы любимого побаловать. Сергей улыбнулся жене:

— Хозяюшка, ты моя!

Он очень любил супругу, просто души в ней не чаял, все был готов сделать, лишь бы только Маша была счастлива, лишь бы она улыбалась. Сергей был гораздо старше своей жены, но увидев Марию влюбился, как мальчишка. Это была любовь с первого взгляда. Маша не была красавицей, она была невысокого роста, немного полновата, но для Сергея не было никого прекраснее ее. Мужчина обожал в ней все: ее курносый носик, озорные синие глаза, которые так светились добротой и нежностью. Волевой сильный мужчина становился мягким и заботливым рядом с этой маленькой женщиной. Часто он гладил ее по голове, словно маленькую девочку, нежно проводя рукой по непослушным темным локонам.

Маша накрыла на стол и побежала в детскую, посмотреть, как там Саша. Малыш крепко спал в своей колыбели. Молодая мать заботливо укрыла ребенка получше и тихонько вышла из комнаты, чтобы не разбудить карапуза. Пусть отдыхает, а то ведь всю ночь не спал, плакал сильно, даже небольшой жар был. Ну это и неудивительно — зубки режутся, вот он бедненький и мается. Малыш только под утро успокоился.

— Сашенька так сладко спит, — молодая женщина устало улыбнулась Сергею. Всю ночь она провозилась с ребенком, а потом еще — домашние хлопоты, в общем, времени на сон не нашлось.

-Что опять жар был? — молодой отец нахмурил высокий лоб. Это был очень красивый мужчина, ростом под два метра, спортивного телосложения. Многие женщины заглядывались на высокого смуглого брюнета, мечтая обратить на себя его внимание. Его большие карие глаза притягивали противоположный пол, как магнитом, но сердце бравого полковника принадлежало только его супруге. Он никого не замечал кроме нее.

— Да, температура почти до утра держалась, — Мария заботливо подлила чай в кружку мужа. Они оба очень переживали за Сашеньку. Единственный сын как-никак, да не просто единственный, но и долгожданный. Целых три года у супругов детей не было. Сашку они с Сергеем можно сказать выстрадали. Столько слез Маша пролила, столько Бога молила, чтобы он им ребеночка послал. И вот молитва услышана была. Теперь они с Сережей полноценная счастливая семья. Даже бессонные ночи им в радость.

— Мань, может доктора еще раз вызвать? — волновался Сергей.

— Не стоит, мы его и так слишком часто вызываем из-за всякой мелочи. В этот раз он недоволен был, сказал, что у него и так работы много, а у Сашки, слава Богу, ничего серьезного нет.- Маша устало улыбнулась, ей хотелось успокоить супруга. Сергей тяжело вздохнул:

— Хорошо, но если вдруг что, то сразу же врача зови. Это его работа. А будет возмущаться, то я сам с ним поговорю.

Мужчина встал из-за стола и направился в детскую. В последнее время он мало ночевал дома, работы слишком много было, поэтому сынишку видел редко. Осторожно, на цыпочках, чтобы не разбудить малыша, он подошел к колыбели. Сашка мирно посапывал. Сергей нежно поцеловал сынишку и быстро вышел из комнаты.

— Мань, мне уже на службу пора, — притянул к себе молодую супругу и крепко обнял. — Не обижайся, просто время сейчас беспокойное, понимаешь? Говорят, что со дня на день война может начаться, но ты не переживай — это же только слухи.
Сергей как мог пытался успокоить взволнованную женщину, но тревога в его глазах не давала ей покоя. Она как будто чувствовала, что ее счастью скоро прийдет конец.

Часть вторая

С началом Великой Отечественной войны все изменилось. Сергей уехал на фронт. Прошло уже несколько месяцев, а известий от любимого мужа все не было. Мария с нетерпением ждала почту. Постоянная тревога не давала ей покоя. Медленно тянулись дни в неизвестности. Ночами Маша тихонько плакала, грустила в разлуке с любимым. Это впервые они так надолго расстались. Одна отрада была у нее — Сашенька. За это время карапуз очень подрос, становился все больше похожим на своего отца. Его большие карие глаза были не по-детски серьезными, глядя в них можно было подумать, что ребенок все понимает, понимает, что его отец — на войне, что от него нет никаких вестей.

— Что, Сашенька, скучаешь по папке? — Мария кормила сына и по привычке разговаривала с ним. Она хотела, чтобы ребенок помнил о своем отце, знал, что его папа самый лучший. Маша частенько показывала Сашке единственный снимок Сергея и подолгу рассказывала сынишке об отце-герое.

— Твой папочка сейчас на войне. Он защищает Родину для того, чтобы мы жили в свободной стране, воюет за наше будущее.

Карапуз заулыбался и оттолкнул поднесенную к его ротику ложку.

— Сашуня, не балуйся. Кушай, сынок. Ну, скушай еще ложечку за папу. Папка ведь у нас герой.

Малыш послушно открыл рот и съел еще одну ложечку каши.

Вдруг тишину нарушил настойчивый стук в дверь. Женщина отложила тарелку и поспешила открыть. Это наконец-то принесли почту.

— Надо же целых два письма.

Одно письмо — от Сережи, его почерк она никогда не спутает, такой родной и любимый. Девушка поцеловала конверт.

— А от кого же второе письмо? Странно, — сердце больно кольнула в предчувствии плохого. Руки автоматически разорвали конверт. Слезы сами по себе потекли по лицу, Мария лишилась чувств. Из ее рук выпала похоронка.

Придя в себя, женщина еще раз перечитала пару сухих фраз, в которых ее уведомляли, что Сережи больше нет в живых. От слез все плыло перед глазами, Маша бросилась к ребенку, крепко прижала его к себе.

— Сашенька, родной мой, любимый, твоего папы больше нет. Его с нами больше нет, — женщина завывала от горя. — Будь проклята эта война! — в сердцах прокричала она. У нее началась настоящая истерика, Машу трясло, слезы текли ручьями. Прийти в себя ей помог маленький сынишка, он громко заплакал, тем самым вернув мать к действительности.

— Да, мне есть ради кого жить, — Маша поспешила утереть слезы, ведь она должна быть сильной ради сына, ради Сережиного ребенка. Молодая женщина стала успокаивать карапуза:

— Не плачь, Сашенька, я с тобой, я всегда буду с тобой. Ты — смысл моей жизни.

Спустя час малыш притих и крепко уснул. Женщина осторожно отнесла его в детскую комнату и уложила в кроватку.

Только сейчас Мария вспомнила про второе письмо, письмо от любимого.

— Может все это ошибка и Сергей жив?

Она с надеждой выбежала из комнаты и стрелой помчалась в коридор, где обронила драгоценное послание.

— Оно должно быть где-то здесь, — дрожащими от волнения губами шептала Маша.

И действительно на полу лежал слегка смятый конверт. Маня бережно подняла его, разгладила и стала всматриваться в дату на штампе. Последняя надежда на чудо была разрушена. Письмо было отправлено давно. Молодая девушка опустилась на колени и беззвучно заплакала. У нее в руках было не просто послание от любимого — это была весточка с того света. Она бережно открыла конверт, вынула из него аккуратно сложенный лист бумаги, исписанный мелким почерком, и стала вчитываться в строки.

«Здравствуйте мои любимые, Манечка и Сашка. Очень по вам скучаю, постоянно думаю о вас. Как вы? Как сынишка? Наверное подрос уже, а я этого не видел, пропустил многие важные моменты в его жизни. Маша, ты держись. Я знаю, что тебе тяжело в разлуке, но верь, родная, я обязательно вернусь к вам. Война не сможет нас разлучить. Это всего лишь тяжелый период, который нужно мужественно переждать, собрать волю в кулак и перетерпеть. Я здесь воюю за Родину, за вас, а главное за то, чтобы у нашего сынишки было светлое будущее и мирное небо над головой. Мань, я очень хочу, чтобы Саня никогда не знал, что такое война. Чтобы он не знал, как это, когда на твоих глазах гибнут сотни людей. Мир — это самое ценное, что есть на планете. Очень страшно видеть, как уничтожаются целые города, вокруг царит разруха, люди живут в страхе. Но ты, родная, верь, что война скоро закончится, верь, что мы победим, потому что правда на нашей стороне. Я обязательно вернусь с фронта живым и невредимым. Обещаю. Крепко вас обнимаю и целую. Мань, я твою фотокарточку у сердца ношу, ты всегда со мной. Верю, что твоя любовь меня сохранит.»

— Не сохранила, не уберегла, — по-бабьи подвывала Маша. Она дала волю слезам, не пыталась их остановить и не утирала.

Часть третья

Маше трудно было осозновать, что Сергея больше нет в живых. Она не могла смириться с этой мыслью. По ночам, лежа в пустой холодной постели, Мария понимала, что теперь она осталась одна, что любимого больше нет. Сердце щемило от боли. Ничто не могло залечить эту рану, ведь смириться с потерей близкого и родного человека невозможно.
Но пришло время, когда личная трагедия и тоска по погибшему мужу отошли на второй план. Война совсем близко подобралась к их городу. Где-то на окраинах были уже слышны взрывы снарядов.

— Сашуня, сынок, что же мы теперь будем делать? Куда нам бежать? — женщина до крови кусала губы, понимая, что из осажденного города выбраться практически невозможно, да и бежать им было некуда. Село, в котором Маша провела свое детство, было полностью уничтожено. Все родственники разъехались кто куда мог.

— Где же их теперь искать? — задавала себе один и тот же вопрос Маня, ведь больше у нее никого не было. Сейчас она отчетливо понимала, что в целом мире они с Сашкой одни и Маша в ответе за эту маленькую жизнь.

— Не плачь, сынок, мама с тобой, — молодая мать тщетно пыталась успокоить карапуза, но ребенок все не унимался, он был голоден. Раньше Маша кормила его грудью и только недавно начала подкармливать молочными кашами, но от волнений и горя, свалившихся на Марию, у нее пропало молоко. Другой еды для малыша было не найти. В осажденном городе с прилавков магазинов постепенно исчезали все продукты, даже те, которые ранее не пользовались спросом. Как известно голод — не тетка. Люди часами выстаивали в длиннющих очередях, чтобы достать хоть что-нибудь.

Продовольствия катастрофически не хватало. С каждым днем становилось все сложнее доставать еду. Мария и сама толком не ела. Сегодня она еле-еле смогла купить булку черствого хлеба и бочковые огурцы.

— Что же делать? Ребенок еще слишком мал, чтобы это есть, — молодая мать схватилась за голову. — Этим нельзя накормить Сашку.

Она металась по комнате, как раненный зверь, слушая детский плач, и ничего не могла сделать. Маша подбежала к малышу:

— Миленький мой, сыночек, выпей водички.

Это единственное, чем она могла помочь своему ребенку. Маня его крепко обняла.

— Я понимаю, ты хочешь кушать. Потерпи, мой маленький, я обязательно что-нибудь придумаю. Завтра все изменится, я найду тебе покушать, — слезы текли по ее щекам, ведь молодая женщина понимала, что ни завтра, ни послезавтра она не сможет ничего достать.

Мучительно медленно тянулись голодные дни. Сашка уже не плакал, у него на это просто не было сил. Он медленно умирал на глазах своей матери, а она ничем не могла ему помочь.

— Сашенька, мама рядом. Не бойся, малыш, — Мария взяла карапуза за худенькую ручку и нежно прижала ее к своим губам. Рука была холодной.

— Тебе холодно? Сейчас я тебя согрею, — женщина заботливо укутала малыша в теплое одеяло и обняла маленькое исхудавшее тельце. Она тихонько запела колыбельную, которую так любил ее сынишка. Ребенок крепко уснул. Он заснул, чтобы больше не проснуться.

Часть четвертая

Мария шла по замерзшему городу, кутаясь от мороза и снега в черный платок. Уже несколько месяцев прошло с того дня, как она потеряла сына. Женщина была в трауре. Одному Богу известно, как только она не сошла с ума от горя. Теперь Маша делала все, чтобы не сидеть одной в четырех стенах, потому что там, в когда-то любимой квартире, ей все напоминало о былом счастье.

Вот и сегодня она шла по заснеженным улицам на другой конец города к подруге. Наташа очень поддерживала Машу в этот тяжелый период. Она как могла отвлекала девушку от плохих мыслей. Вот и сейчас Наталья позвала подругу с собой. Она недавно закончила медицинское училище и узнала, что идет набор персонала в военный госпиталь при летной части. Медики должны были в скором времени отправиться на фронт.

— Спасибо, Машуня, что согласилась со мной пойти. Я очень боюсь идти одна, а ты меня поддержишь.

— Наташа, ты же знаешь, что можешь на меня рассчитывать.

Девушки очень спешили, они ускорили шаг, чтобы поскорее пройти мимо мертвого тела, которое лежало на обочине дороги. Наверное бедняга от голода умер, а может и от ранения. Трупы, лежавшие на улицах города, стали обыденным явлением для горожан, но привыкнуть к этому было просто невозможно.

— Наконец-то мы пришли, — с облегчением вздохнула Наташа.

Девушки вошли в большое холодное помещение.

— Я по объявлению, — робко сказала Наталья мужчине, сидевшему за большим столом. По всему было видно, что он здесь главный.

— Проходите. А, вы? Вы, тоже по объявлению? — мужчина обратился к растерянной Мане. — Вы хотите к нам устроиться?

— Я даже не знаю, — пролепетала Мария, явно не готовая к такому повороту событий.

— У вас есть медицинское образование? — спросил он.

Маша утвердительно кивнула. После школы она с отличием окончила медицинский техникум и несколько лет проработала в больнице, правда это было еще до знакомства с Сергеем.

Спустя час девушки вышли на улицу.

— Наташенька, ты не обижайся, я не знала, что больше им подойду, — виновато сказала Мария.

Подруга не стала ее слушать. Она надула пухлые губки и обиженно убежала прочь.

— Наташа, Наташа! — Маша попыталась догнать ее и извиниться еще раз, но та уже скрылась за поворотом.

— Ладно, все что ни делается, все к лучшему — подумала молодая женщина. — Может это судьба. А почему бы и нет. Стану помогать другим, начну работать. Может именно это поможет мне справиться с горем. А Наташа, она поймет, обязательно все поймет.

Девушка шла по скользкому тротуару, погрузившись в свои мысли. Она думала о том, что очень скоро вместе с летной частью поедет на фронт, это было и страшно, и волнительно одновременно.

— Здравствуй, красавица! — незнакомый мужской голос вернул Марию к действительности.

Она оглянулась. Перед ней стоял невысокий худой мужчина, на вид лет тридцати — тридцатипяти. Он смотрел на женщину пристальным взглядом серых злых глаз.

— Какой неприятный тип, — подумалось Маше. Она хотела отвернуться и уйти, но мужчина крепко схватил ее за руку.

— Ну куда же вы, Мария? Мы ведь еще не поговорили, — сказал он.

Маня удивленно приподняла брови:

— Откуда вы меня знаете?

Незнакомца совершенно не смутил этот вопрос. Он весело улыбнулся. От этой улыбки молодой женщине стало не по себе.

— Я много о вас знаю, давно за вами наблюдаю, — заявил неприятный тип.

Подобная наглость возмущала.

— Но зачем? — Мария недоуменно посмотрела своими синими глазами на наглеца.

— Что ему от меня нужно? Да кто он вообще такой? — испуганно подумала Маня.

— Я отвечу вам прямо. Маша, вы мне нравитесь. Пока, вы были замужем я не решался к вам подойти, но теперь, когда вы абсолютно свободны, мне ничто, а главное никто не мешает познакомиться с вами поближе.

— Какое хамство! Да что он себе позволяет? — Мария захлебнулась от негодования. Она так разозлилась, что даже не смогла дать отпор этому неприятному типу, у нее просто пропал дар речи. Ведь она совсем недавно потеряла любимого мужа и маленького ребенка. У нее большое горе, а этот выскочка ей так спокойно заявляет, что самые дорогие ей люди были для него всего лишь помехой. Маня отдернула руку, тем самым освободившись от цепких пальцев, развернулась и бросилась прочь от незнакомца.

— Я сегодня заеду за вами. Ждите меня вечером и не вздумайте никуда уйти, — прокричал мужчина ей вдогонку.

Маня быстро забежала в подъезд, пронеслась стрелой вверх по лестнице, мигом забежала в квартиру и спряталась там, захлопнув за собой тяжелую дверь. Сердце бешено стучало, оно рвалось из груди, в глазах стояли слезы.

— Хам, подлец, негодяй! Да кто он такой, чтобы так со мной разговаривать? — ее возмущению не было предела.

Немного успокоившись, Маша села на кровать, она укуталась теплым одеялом и не заметила, как заснула.

Громкий стук прервал ее сон, но женщина даже и не думала открывать. Это, наверное, тот неприятный субъект. Стук становился все громче и настойчивее, но Маня так и не открыла. Наконец-то она услышала за дверью звук отдалявшихся шагов. Только теперь молодая девушка тихо встала с кровати и на цыпочках подошла к окну. Она осторожно выглянула из-за занавески. Действительно это был тот самый мужчина со злыми глазами. На улице было уже темно, но в свете уличного фонаря Мария узнала его. Он еще несколько минут потоптался на месте, явно решая, как ему поступить, и сел в машину, так называемый «черный воронок».

— Слава Богу, уехал! — тихо прошептала испуганная женщина. Как хорошо, что она не вышла, ведь всем было известно, что те, кто садился в эту машину бесследно исчезали.

Часть пятая

Оказалось, что и на войне жизнь продолжается. Поначалу, конечно, тяжело было, но это с непривычки, ведь работы много — раненых привозили каждый день. Маша ловко и быстро делала перевязку, промывала и зашивала раны, помогала врачу. У нее все хорошо получалось, хотя в первый раз, когда к ним привезли бойца с поля боя с рваной раной, ей стало не по себе: руки дрожали, слезы наворачивались на глаза. Раньше, когда Мария работала в больнице, то не видела столько истерзанных тел, не видела так много боли и страданий. Тяжело было наблюдать, как гибнут совсем молодые ребята, им ведь еще жить и жить, больно было смотреть, как сильные смелые воины возвращаются с войны калеками. За последний год девушка многое повидала, можно сказать через себя пропускала чужую боль и страдания, при этом личное несчастье постепенно отходило на второй план.

Была и оборотная сторона войны, как бы это не было парадоксально, но именно Великая Отечественная помогла Мане выжить. Молодая женщина часто об этом думала, она отчетливо понимала, что если бы не пошла на фронт, то умерла бы от голода, как и ее сын.

Маша сидела под березкой и наслаждалась первым теплом. Пришла весна, все вокруг ожило и зазеленело.

— Мария Ильинична, вы бы оделись потеплее. Это первое тепло такое обманчивое, — услышала Маша.

Девушка вздрогнула, она так сильно задумалась, глядя на чистое голубое небо, что даже и не заметила, как к ней сзади кто-то подошел.

— А, это вы Федор Николаевич, — Маша посмотрела на летчика-героя.

В ее ярко синих глазах мелькнули озорные искорки, молодая женщина густо покраснела. Маня и сама не понимала, почему этот молодой парень так на нее действует. Федор снял китель и набросил его девушке на плечи.

— Что вы, не нужно, я совсем не замерзла, — слукавила она. Хотя на улице ярко светило и грело солнышко, но ветерок был холодным, пронизывающим. Мария озябла, она уже собралась уходить.

— Куда же, вы, Мария Ильинична? Я думал, может , вы, мне компанию составите, вместе посидим, помечтаем, — сказал мужчина.

Но молодая женщина решила все-таки уйти, она испугалась зарождавшегося в ней нового чувства к этому бравому офицеру. Федор ей напоминал Сергея, такой же высокий, смуглый, вот только глаза не карие, а зеленые-зеленые, да и годами летчик был моложе ее погибшего мужа. Мария отдала ему китель.

— Извините, но мне уже пора, — она застенчиво удалилась.

— Эх хороша, Маша, жаль не наша! — улыбнулся красавец, разглядывая отдалявшуюся девичью фигуру. — А , может, и наша. Посмотрим.

Федор был не только героем на поле боя, но и на любовном фронте одержал множество побед. Много женских сердец он уже покорил, а еще больше разбил. Молодой офицер привык всегда добиваться желаемого, вот и в этот раз решил не отступать. Федор долго и настойчиво ухаживал за Маней, дарил ей большие охапки полевых цветов, даже стихи писал. Маша как могла сопротивлялась новой любви, но все-таки не устояла. Девичье сердце дрогнуло и она в конце концов согласилась выйти замуж за храброго героя.

Часть шестая

Прошло несколько месяцев новой семейной жизни и Мария поняла, как же сильно она ошиблась. После росписи все изменилось. Молодой офицер, получив то, чего так долго добивался, быстро охладел к своей супруге. Он практически не уделял ей внимания, часто не стесняясь Маши, заглядывался на других медсестер, его совершенно не смущало то, что это были Машины подруги.

— Мань, ну зачем, ты, за Федора вышла? Мы ж тебя предупреждали — бабник он. Знаешь сколько у него подруг, в каждом городе есть, — сказала Зина.

Мария горько вздохнула. Подруги действительно пытались отговорить ее от этого брака, но она никого и слушать не хотела. Словно пеленой любовь застелила ей глаза, вот Маня и не замечала ничего, идеализировала Федора.

— Да, неправа я была. Что же мне сейчас делать? — спросила Маша.

Зина посмотрела на нее с жалостью:

— Не переживай, вот закончится война — разведешься.

— Зинуля, а ты думаешь он даст мне развод?

Маша в это не верила. Она знала, что честолюбивый Федор никогда ее не отпустит. Девушка еще раз тяжело вздохнула.

Зина расчесывала свои длинные русые волосы. Она отложила гребень в сторону и глянула на Марию большими серыми глазами.

— Мань, ты не горюй. Время покажет. Может, все само собой образуется. Вот увидишь, я точно знаю, все будет хорошо, — Зина как могла пыталась подбодрить Машу, но та не слушала.

— Мне бы твою уверенность. Зин, а может, мне не разводиться? Тяжело жить без мужика, — молодая женщина никак не могла решить, как же быть дальше.

— Вот глупенькая, чего боишься? Какие твои годы. Найдешь себе другого, да получше, чем Федор, — ответила ей Зина.

Пройдет еще немного времени и Маша поймет, что слова подруги окажутся пророческими для нее, что все в ее жизни изменится и она очень скоро найдет свое счастье.

Часть седьмая

Шел сорок пятый год, война близилась к концу. В воздухе уже витал запах победы. Мария многое прошла за эти годы, видела столько смертей, горя, боли и слез. Вместе со всеми она терпела тяготы и лишения, но и наград получила не мало. Она с гордостью пронесет по жизни медали, которые заслужила в боях, внукам будет их показывать, расскажет своим детям про все ужасы войны, с надеждой, что она никогда больше не вернется на их землю. Война — это не только смерть и страдания — это так же и возрождение: Великая Отечественная, которая когда-то отняла у Маши семью, подарит ей вскоре новое счастье.

Маня уже давно не видела мужа, но она знала, что Федор жив, ей периодически передавали весточки от него. Федя был ей чужим человеком, он не смог подарить девушке настоящую семью, о которой женщина так мечтала. Их объединял только штамп в паспорте, который для Марии стал обузой, а не долгожданным счастьем.
Как-то к Мане с очередным посланием от мужа подошел молодой парень. Это был механик из их летной части, он ремонтировал боевые самолеты.

— Вы, Мария Ильинична?

— Да, — с улыбкой ответила Маша. Она внимательно посмотрела на юношу. Он был невысокого роста, светловолос и глаза такие добрые-добрые.

— Как же тепло и уютно рядом с ним, — подумалось девушке, как будто повстречала близкого человека, родную душу.

— Вам просили передать, — Иван, так звали этого молодого человека, подал Мане свернутый лист бумаги.

— Спасибо, — она по прежнему улыбалась пареньку и не спешила открыть конверт.

— Хорошего вам дня! — улыбнулся ей в ответ Ваня. Он одарил Марию своей обаятельной улыбкой и быстро ушел прочь. Девушка еще долго смотрела ему вслед, пока он не скрылся за поворотом. Только теперь она развернула послание, там прочла несколько коротких строк, в которых Федор уведомлял ее о том, что он жив, здоров, просил Машу писать ему. Девушка скомкала и выбросила ненужный клочок бумаги. Маня уже давно и твердо решила перевернуть эту страницу своей жизни. Она хотела забыть про нелепый брак и развестись с мужем-бабником.

В последнее время Мария часто вспоминала приветливого юношу, который принес ей весточку от Феди. Она делала все возможное, чтобы почаще видиться с Иваном. Маша была уверена, что их встреча — это подарок судьбы. Девушка давно поняла, что полюбила Ваню с первого взгляда и теперь она готова бороться за свое счастье, за любовь, за будущее. Мария вскоре узнает, что ее чувства взаимны.

Наконец-то наступил радостный день, день, которого так ждала вся страна. Война была закончена. Это было большое счастье. Мария радовалась со всеми, но вместе с этим счастьем в сердце закралась печаль потому, что все возвращались домой. Иван тоже должен был вскоре уехать к своим родным.

За последний месяц они с Ваней очень сблизились: частенько встречались тайком. Влюбленные наслаждались каждой минутой, проведенной вместе и сейчас молодая женщина не хотела терять только что найденную любовь.

«Что делать?» — этот вопрос постоянно крутился в ее голове.

Влюбленная пара часто мечтала о совместной жизни, но Маша была замужем. Она понимала, что Иван не сможет на ней жениться, пока Федор не даст ей развод. Неожиданно выход нашелся, решение пришло внезапно — надо всего лишь заменить паспорт на новый, сказав, что документ утерян. Так она и поступила. В новый паспорт вписали данные с ее слов, так как никто не делал запрос в архив, да и многие архивы во время войны были уничтожены. Мария специально умолчала о том, что она состоит в браке и теперь с новым документом без постылого штампа можно было выйти за Ваню.

Прошло несколько недель, как Иван вернулся домой. Женщина поехала следом за ним, чтобы никогда больше не расставаться с любимым, создать крепкую и дружную семью, родить детей, прожить долгую и счастливую жизнь.