ИНТЕРВЬЮ. Анатолий БРАВИН: Это самая интересная работа, какая может быть

526

Наш сегодняшний герой, руководитель Информационного центра при главе республики Анатолий Бравин относится к поколению, молодость которого выпала на перестройку, когда рушились страна и привычный с детства мир. Но он считает себя счастливым, потому что занимается любимым и востребованным обществом делом. А это совсем немало.


 

— Анатолий Дмитриевич, вы же родились не в городе?

— Нет, в Таттинском, тогда Алексеевском районе, селе Ытык-Кюель. Отец был учителем истории, мама работала в районной санэпидстанции. Учился в обычной сельской школе, но в только что открытом русском классе. В то время в районе было очень много приезжих, как мы тогда говорили: учителя, врачи, инженеры, рабочие. Моя первая учительница Вера Васильевна Данилова из семьи репрессированных в 1942 году финнов‑ингерманландцев. Пережила блокаду, была бесправной сосланной, а стала первым в Таттинском районе заслуженным учителем РСФСР. В этом году ей исполнилось бы 90, а моей школе 50.

— Вы же по образованию, как и отец, историк?

— Еще в начальных классах бредил историей. В сочинении о будущей профессии я написал: «Узнавать про далекие времена и неизвестные племена». К библиотеке приучила мама. Частенько после работы она шла в читальный зал и брала меня, дошколенка, с собой. Но поскольку по вечерам детей в библиотеку не пускали, прятала меня под плащом или пальто. Потом призналась, что договаривалась с библиотекарем, но я‑то этого не знал. Ей разрешалось заходить в книгохранилище, там она меня выпускала, и мы на несколько часов погружались в волшебный мир книг. А в 1979 году я поступил на историческое отделение ИФФ ЯГУ.

— Тогда на истфак было очень сложно попасть.

— Бешеный конкурс. Еще в школе у меня была тяга к общественной работе, поэтому и в университете был в гуще событий. На третьем курсе стал старостой группы, получал за всех стипендию и втыки, если было за что. Создали вокально-инструментальную группу, ездили с гастролями, выступали на концертах, участвовали во всесоюзных и всероссийских конкурсах и фестивалях. Позднее наша группа получила название «Сергелях». Тогда группы были на каждом факультете. По стране гремело имя Пугачевой, а в ЯГУ — Натальи Ярыгиной и Лены Спиридоновой. Исполняли якутскую популярную музыку, песни наших мелодистов, патриотические. Есть что вспомнить. После окончания я остался работать в университете.

— Тем сложнее было в 90‑е.

— Тогда даже представить, что ожидает страну через несколько лет, было невозможно. Параллельно с работой в комсомоле трудился на кафедре философии у Авксентия Егоровича Мординова, который благословил меня на научную работу. Поступил в Ленинградский университет в качестве стажера-преподавателя, через год там же в аспирантуру, а еще через три года защитил кандидатскую диссертацию о влиянии науки и техники на традиции и инновации.

— И вернулись в родной университет, на родную кафедру.

— Конечно. А потом Анатолий Афанасьевич Попов предложил участвовать в создании экономического факультета ЯГУ, стать заместителем декана по учебной работе. Я согласился. Все делали с нуля, впервые прописывались новые дисциплины, учебные программы и планы для каждой специальности. Ну а в 1994‑м меня пригласил первым замом Владимир Васильевич Топорков, только что назначенный министр только что созданного Министерства по делам народов.

— В чем была необходимость его создания?

— Это были 90‑е годы, развал прежней идеологии, проповедовавшей интернационализм. Взамен ничего не предложили, общественные науки были в тупике. Умами овладевал индивидуализм. Когда нет почвы под ногами, человек начинает искать опору и часто находит ее в крайностях. Это закономерно для социальных отношений. К сожалению, и для межнациональных. В этих условиях руководство республики создает министерство, которое должно проводить линию на консолидацию. Было необходимо сохранить что возможно, а сохранив, укреплять и развивать. Нужна была целенаправленная национальная политика.

— Вам было тогда 32 года?

— У нас с Топорковым был интересный тандем. Он — сгусток энергии, из той породы людей, которые торопятся жить и увидеть плоды своего труда. Моя задача — заниматься идеологической подоплекой: поиском путей и решений, что связано с аналитикой. Тогда в госуправлении уже появились компьютеры, правда, использовались как пишущие машинки, но темпы развития техники были поразительные. Начали проводить глубинные социологические исследования по направлениям деятельности министерства. Я столкнулся с задачей обработки огромных массивов информации, ведь мы проводили диагностику по каждому муниципальному району, количество опрошенных — десятки тысяч человек. Пока вручную введем сведения в базу данных, они потеряют актуальность. Пришла мысль создать информационный центр, в котором можно с помощью последних разработок в области информатизации и программирования, технических средств организовать работу с любой информацией, необходимой для госуправления, в том числе создания баз данных, формируемых в ходе социологических опросов. Вместе с единомышленниками мы разработали такой проект, который поддержало руководство республики. Так, 9 января 2001 года было учреждено Республиканское информационно-консалтинговое агентство (РИКА). В этом году нам исполнилось 15 лет. С тех пор менялось только название, а направления деятельности ни на йоту не изменились, только прирастали новыми задачами.

— А не скучно столько лет заниматься одним и тем же?

— Что вы! Это же самая интересная работа, какая может быть. Ну, представьте, какое счастье задумать проект, просчитать его и реализовать, обеспечить функционирование, получить поддержку, финансирование, наконец! Это означает, что ты был прав в своих расчетах, что твой труд востребован.

— Часто ошибаетесь в прогнозах?

— Прогнозы — дело неблагодарное. Не ошибается тот, кто не работает. Мы развиваемся, полностью перешли на автоматизированную обработку анкет, все чаще применяем методы и формы машинного анализа, пользуемся возможностями использования больших чисел. Сегодня можем использовать гигантские объемы информации, накопленной за 15 лет. Такая ретроспектива позволяет видеть, как развивался тот или иной процесс по данным социологии и как все происходило в реальности. Что касается прогнозов, хотелось бы быть точнее.

— Какими исследованиями вы занимаетесь?

— Чтобы не создавалось ложного представления, что мы заняты только опросами населения, должен пояснить, что наша основная работа — поддержка работоспособности центра обработки данных органов власти республики. ЦОД — своего рода электронно-вычислительный центр, в котором содержатся серверы, обеспечивающие работу почти тридцати автоматизированных информационных систем, в том числе межведомственного электронного взаимодействия, электронного документооборота, электронной подписи, официальный информационный портал органов власти и многие другие. Еще один программный комплекс, который обслуживается в ЦОДе, — ситуационный центр главы, одним из подразделов которого и являются соцопросы и их данные. Они один из каналов обратной связи от населения к руководителю, он нуждается в информации о действенности проводимой им политики, принятых и реализованных решений, доходят ли они до людей, ради которых принимались. В Якутии сегодня фактически нет органов власти, не использующих наши ресурсы и наши данные.

— Отражается ли ваша профессия на личной жизни? Не тянет проанализировать ситуации и поступки членов семьи?

— Иногда ловишь себя на том, что все семейные события и отношения пытаешься оценивать с помощью каких-то наиболее типичных для таких событий клише. Думаю, в этом нет ничего плохого. Это наиболее полезное из того, что могут дать твое образование и профессия. Главное, не переусердствовать и не превратить совместную жизнь в череду поучений и нравоучений. Честно говоря, раз на раз не приходится.

— Чего бы вы попросили у Бога?

— Мира.

— А он движется к войне?

— Социология говорит, что мир все более поляризуется, люди становятся более агрессивными в своем социальном поведении. Сегодня они склонны не удерживать, а подвигать свои правительства к более радикальным действиям, оберегая незыблемость сложившихся устоев. И так везде.

— История ничему не учит?

— Может быть, и учит. Просто развитие, вероятно, идет по спирали. Законы жизни с каждым новым витком приобретают более окультуренный той или иной цивилизацией формат, но основные движители развития по сути одни и те же человеческие страсти.

— Дайте рецепт счастливой семейной жизни.

— Просто жить, уважать друг друга, пытаться сохранить свежесть отношений. Знаете, а ведь мы с супругой Инной Егоровной никогда не расставались, работаем в одной сфере, читаем одни книги, в отпуска ездим вместе. И нам не скучно в компании друг друга. С годами мы становимся другими. Наша профессия позволяет нам видеть друг в друге новое, и это не дает нам скучать.