Мнение оленевода Василия Топорова о законопроекте о внесении изменений в закон об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов

Проект закона республики «О внесении изменений в Закон Республики Саха (Якутия) «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов» вызвал интерес и немало откликов. Своим мнением по проекту актуального для коренных малочисленных народов Севера Якутии, их общин и иных объединений законопроекта, обеспечивающего приоритетный доступ к охотничьим угодьям и к охотничьим животным в местах их традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности, поделился бригадир оленеводческой бригады № 5 МУП «Оленёкская» Оленёкского улуса Василий Топоров. Пресс-служба Ил Тумэна.

128

Бригадир оленеводческой бригады № 5 МУП «Оленёкская» Оленёкского улуса Василий Топоров: Испокон веков видами традиционной хозяйственной деятельности для коренных малочисленных народов северных территорий являются оленеводство и охота. При том охота – это не просто вид традиционного хозяйствования, это образ нашей жизни, основной источник существования. Именно охота для жителей Севера является основой питания и получения традиционной одежды. Нашествия диких оленей на территорию нашего района были зафиксированы в 1974-1975 годах, потом в 1980-ых годах. Самое сильное нашествие «дикаря», которое наблюдается по сегодняшний день, началось в конце 90-ых годов. Раньше никаких квот и ограничений не было, не надо было получать разрешения на охоту.

Наш Оленёкский район и посёлки улуса имеют статус «эвенкийский национальный», то есть являются местами компактного проживания коренных малочисленных народов Севера. В районе более 30 кочевых родовых общин, и они все занимаются охотой на дикого оленя. Охота разрешается с 1 августа до 15 марта по разрешениям.

Но почему я должен получать разрешение на то, чтобы добывать оленя для пропитания? Действующее сейчас республиканское законодательство об охоте противоречит нормам федерального законодательства коренных малочисленных народов: в 2009 году принят Федеральный закон «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Этот закон регулирует сферу охоты. Согласно этому закону, существенно изменились условия для осуществления охоты в целях обеспечения традиционного образа жизни и традиционной хозяйственной деятельности. Там прямо написано, что для личного потребления охота осуществляется свободно, без каких-либо разрешений и лицензий. Якутия всегда находилась впереди в сфере обеспечения всех прав для коренных малочисленных народов Севера.

Поэтому обращаюсь к нашим народным депутатам Республики Саха (Якутия) с призывом защитить наши права и принять в окончательном чтении проект республиканского закона «О внесении изменений в Закон Республики Саха (Якутия) «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов». Если будет принят закон, разработанный нашими народными депутатами республики в соответствии с федеральным законодательством, мы, коренные малочисленные народы и население, проживающее в территориях компактного проживания коренных малочисленных народов Севера, обрели бы законную защиту.

Иногда говорят, что если разрешат охоту на дикого оленя без разрешений и лицензий, то популяции оленей будет нанесён непоправимый ущерб. Такого никогда не будет. Сейчас на территории Оленёкского улуса кочуют две популяции диких оленей – это лено-оленёкская популяция и таймырская популяция, которая приходит из Красноярского края. Если 5-6 лет назад количество оленей в этих популяциях было около 800 тысяч, то сейчас уже дошло до 1 млн. голов. «Дикари» полностью объедают пастбище наших домашних оленей. В Хатанге Красноярского края истребляют до 40-60 тыс. голов диких оленей, но это совершенно не влияет на уменьшение их количества.

Если данный законопроект будет принят, то станет большим законом, защищающим права коренных малочисленных народов Севера и населения, постоянно проживающего на наших территориях.