Мягкое золото Покровской зверофермы (ВИДЕО, ФОТО)

Якутия всегда славилась своей пушниной, которая издревле считалась мягким золотом, благодаря качеству выделки, мягкости меха и даже особой ее нежности. Об этом лучше всего знают сотрудники Покровской зверофермы, которые на протяжении 70 лет занимаются разведением чернобурой лисы с серебристым окрасом. Насколько ценится нынче мех, узнавала корреспондент ЯСИА Надежда Ефимова.

1716

Избяное звероводство

Из истории мы все знаем, насколько в прежние времена ценилась русская пушнина. Повышение спроса на нее способствовало почти полному истреблению диких зверей в европейских странах и Америке. В те времена торговали и использовали в быту пушнину, добытую охотниками, но уже в XVIII веке в России начали отлавливать молодых зверей и содержали их в специально сделанных избах или на цепочках. Такая система полувольного звероводства получила название избяное звероводство.

index (1)

Но годы шли, и самым перспективным оказалось разведение зверей в неволе. В истории Якутии пушное звероводство, или клеточное звероводство, получило широкое распространение в 70-х годах прошлого столетия. Но после развала Советского Союза из 160 звероферм Якутии на сегодня осталось лишь12, из них в 7 хозяйствах маточное поголовье составляет менее 100 голов. Но только не Покровская звероферма, созданная еще в военные годы в августе 1943 года с целью разведения чернобурых лисиц для экспорта. Она пережила за эти годы и развал Советского Союза, и дефолт 98-го, и переход из подчинения Респотребсоюза «Холбос» в руки частных учредителей. С 2008 года с момента перехода зверофермы к концерну «Сахабулт», предприятие пережило и отсутствие нормативно-правовой базы, и убыточность производства, и эпидемии пушных зверей. В 2010 году «Сахабулт» продал 51% уставного капитала зверофермы Новосибирской компании «Меха Сибири».

index (2)

Но благодаря самоотверженной работе людей, преданных своему делу, сегодня не только сохранено, но и увеличено поголовье основного стада. В 2013 году министерство сельского хозяйства России вручило диплом Покровской звероферме за сохранность генофонда серебристо-черной лисы.

index (3)

Люди преданные своему делу

На сегодня в хозяйстве трудятся 70 человек, многие из которых работают на предприятии не первый десяток лет. Большинство сотрудников зверофермы жители микрорайона «Звероферма» города Покровска.

index (4)

Основными работниками предприятия являются, конечно, 24 зверовода. Они ежедневно с 8 утра кормят зверей, поят, чистят клетки, проводят племенные работы, ухаживают за щенками, и это все за скромные 16 тысяч рублей.

index (5)

Племенной зверовод Надежда Архипова больше 30 лет работает в Покровской звероферме. Начав свой трудовой стаж со зверовода в 1984 году, в начале 2000 года она стала руководителем 2 бригады. Как и многие другие, она связала свою жизнь с клеточным звероводством.

—  Нынче будет 31 год, как я здесь работаю. У меня 8 звероводов, один охранник и я. Работа тяжелая, конечно, здесь физический труд. У нас в основном 640 голов самок и 160 самцов чернобурой лисы. Нынче мы получили больше 3300 щенят. Деловой выход на штатную самку 4,4 сотых. Это гораздо больше, чем в прежние годы. 

 — Чем вы кормите животных?

— Корм у нас в кормоцехе делают, привозят на тракторе. С кормлением сейчас сложно, кормов не хватает. Зверей надо кормить один раз в день, но во время щенения кормим два раза. Сейчас у нас идет забой. Обдираем зверей своих. 

index (7)

index (6)

 Если работа настолько тяжелая и зарплата маленькая, почему люди здесь задерживаются?

— Звероводы у нас все предпенсионного возраста. Они давно с застойного времени работают, привыкли уже. Молодежь работать к нам не идет. Работа тяжелая, а оплата труда маленькая по сравнению с другими профессиями. Раньше у нас и премиальные были, и 13 зарплата была. А сейчас такого нет.

index (8)

По словам директора Покровской зверофермы Надежды Ахменовой, которая приступила к своим обязанностям несколько лет назад, заработная плата в последний раз повышалась в 2012 году на 20%. Большинство работников не имеют других вариантов, кроме как работать на звероферме. Из 71 членов трудового коллектива 67 постоянно проживают в микрорайоне. У работников более 80 детей школьного и дошкольного возраста. В летний период отпусков дети, школьники, студенты работают звероводами, помогают родителям по уходу за зверями. С детства зная все трудности работы зверовода, они уважают родителей за их тяжелую профессию.

Звероферма не для молодежи?

А молодежь тут не задерживается. Выпускники ЯГСХА, отработав три года по договору, уходят. Как известно, Минсельхоз по программе поддержки молодых специалистов каждому выпускнику, работающему по своей специальности, на протяжении трех лет ежемесячно выплачивает небольшую сумму денег.

— Раньше к зарплате они получали еще шесть тысяч рублей. Думаю и сейчас не меньше. И хотя студенты к нам регулярно приезжают на практику и работать по договору, через три года остаются работать в Якутске продавцами, как показывают реалии, — говорит Надежда Тимофеевна.

Нынче в Покровскую звероферму пришли работать два молодых ветеринара и уже влились в работу. Ведь от ветеринарной службы зависит здоровье и сохранность пушных зверей. Останутся ли они через три года в звероферме, молодые специалисты еще не знают.

index (9)

 У нас больше 10 тысяч подопечных. Ухаживают за ними звероводы, и нам сообщают, если животные заболели. Мы приходим и лечим. Особых опасных инфекционных заболеваний нет. Единичные случаи заболеваний связаны с внутренними органами. Мы их вакцинируем, чтобы вспышки инфекций не было, — рассказала нам ветеринарный медик Тамара Зырянова. 

 — Заболевания эти влияют на качество меха?

 — Нет. Больных заранее забивают.

— Вы не боитесь лис?

— Поначалу было страшно, но ничего уже привыкли. Коллектив хороший. Работать очень интересно. Пока нас, тьфу-тьфу-тьфу, не кусали еще. 

Покровская звероферма сейчас переживает не лучшие времена. Отголоски экономического кризиса коснулись и их, цены на корма стали дороже в пять, а то и в семь раз, помещения, так называемые шэды, где содержатся питомцы, 50-х годов постройки и требуют обновления.

index (10)

Учредители зверофермы согласно заявкам забирают большинство меха на реализацию. Для местной продажи звероферма оставляет себе 300 шкур в год. Однако, как признается директор предприятия Надежда Ахменова, в последние годы спрос на мех снизился, и в этом году удалось реализовать лишь 3% шкур.  

Оператор Надежда Ефимова, монтаж Надежда Ефимова, Иван Тойтонов, графика Дьулустаан Трофимов

Убыточное предприятие

Выживать в таких условиях клеточному звероводству сложно, а расходы с каждым годом все больше. Большая часть уходит именно на корм и содержание животных, чтобы соответствовать традиционному качеству якутского меха.

Содержание одной лисы обходится звероферме в 11 тысяч рублей в год. С продажи ее шубки оптом можно выручить 3,5 тысячи рублей. В итоге предприятие несет убыток в 7,5 тысяч с каждого щенка. Если в год забивают 8 тысяч штук, то убыток равен 60 миллионам рублей.

 — В советское время все зверохозяйства были убыточными, но расходы и доходы хотя бы покрывались. В советское время звероводческие хозяйства строились для утилизации отходов пищевой промышленности, чтобы не выбрасывать. Шоколад, масло, детское питание, не считая фарша, мяса и т.д. все шло в кормоцех зверохозяйств. Все, конечно, было просроченное. А сейчас мы кормим не таким разнообразием, но у нас специальный комбикорм для пушных зверей, морская рыба и субпродукты. Бывают сочные корма, капуста, морковка. С мелкими поставщиками мы расплачиваемся шкурками. А раньше в ледниках тонны картошки лежали, а лисам вообще ее нельзя. 

 — Сколько у вас уходит в год на содержание лис? 

 — 70 процентов расходов уходит на кормление. В эквиваленте это 28 миллионов рублей в год на кормление. Раньше аскорбиновую кислоту обильно давали из расчета 0,2 на массу веса. Цена мешка теперь стоит 96 тысяч рублей, а раньше мы закупали ее за 17 тысяч рублей. В этом году поэтому премиксы закупили. Я пытаюсь сказать, что дело не в количестве корма, а в его качестве. Раньше морскую рыбу покупали, а сейчас можем позволить себе только голову и хвост.

Экономить приходится на всем. В этом году удалось выбить субсидию на ремонт шэдов.

По словам заместителя руководителя отдела по развитию традиционных отраслей Севера Госкомитета Арктики Дениса Быдыгиева, в этом году звероферма получила 2 миллиона 625 тысяч рублей на реконструкцию. «На это они приобрели смеситель, запарник, паровой котел, трактор и провели ряд ремонтных работ. Затраты у них вышли на 5 миллионов рублей. Сейчас тоже будет отбор и примерно 875 тысяч рублей должно быть еще предусмотрено на возмещение для них», — рассказал нам Денис Васильевич.

index (11)

— Мы построили на эти деньги шэды для молодняка. Стоимость постройки нового шэда из новых материалов со всей технологией обсыпки и бетонирования обойдется в 1 млн 700 тыс рублей для 120 голов. У нас в этом году 8707 голов молодняка. Так что, мы сделали без бетонирования из старых материалов на 2,5 тысячи голов и потратили около 3 млн рублей. Лучше уж так, — объясняет нам Надежда Тимофеевна.

Можно сделать вывод, что предприятие выкручивается как может, извиваясь как уж на сковородке. Чтобы хоть как-то поддержать этот сектор агропрома, правительство республики выделяет ежегодно субсидию на племенное поголовье лис. В этом году за 1831 голову из госбюджета было выделено 15,5 миллионов рублей.

— Проблема состоит в том, что на протяжении пяти лет не меняется ставка субсидирования. На одну голову выделяется 8500 рублей, этого не хватает, чтобы хотя бы выйти на ноль. И отголоски кризиса мы на себе очень остро ощутили. В этом году у нас большие проблемы. — говорит Надежда Тимофеевна. — Тенденции последних двух лет показали, что спрос идет на уменьшение. Женщины, основные наши покупательницы, предпочтают дешевые китайские шубы нашему качественному меху.

Надежда на лучшее еще есть

index (12)

Покровская звероферма надеется, что новый проект закона о развитии сельского хозяйства не забудет о единственном крупном клеточном звероводстве в Якутии. Надежда Тимофеевна считает, что для них должно быть отведено особое место.

— Мы надеемся, что из трудностей выберемся, потому что желание работать есть и необходимость есть. Наша звероферма будет участником программы проекта о сельском хозяйстве и мы будем получать субсидию на возмещение затрат. Надежда на лучшее будущее есть. Хотелось бы, чтобы проект закона о сельском хозяйстве уделил клеточному звероводству особое место и продолжал поддерживать нас. Ведь мы тоже являемся брендом республики, наш мех ценится. Мы в 2013 году получили диплом Минсельхоза России за сохранение генофонда чернобурой лисы. Но при этом наша материально-техническая база изношена на 100%. Без поддержки государства мы уйдем в историю. 

В информации ЯСИА Денис Быдыгиев отметил, что Покровская звероферма была включена в программу проекта о развитии сельского хозяйства от лица Госкомитета Арктики. Однако, никаких точных формулировок по поддержке предприятия в документе не указали.

 Бюджет на 2016 год сейчас утверждается. Мы предусмотрели им субсидии, но в пределах бюджетных ассигнований. Про ставку я ничего не могу сказать, потому что мы проект порядка субсидирования на следующий год еще не начали разрабатывать. Поддержка клеточного производства должна идти на уровне государства. Закон о сельском хозяйстве в общих словах прописан. Конкретика будет только в проекте постановления. Но я думаю, что поддержка предприятия останется на том же уровне — содержание основного поголовья и реконструкция, — подытожил Денис Васильевич.

index (13)

Ежегодно меха Покровской зверофермы участвуют в выставках ВВЦ в Москве, неоднократно уже были отмечены самим Минсельхозом России. Но предприятие продолжает остро нуждаться в развитии материальной базы хозяйства, ведь от его устойчивого функционирования зависит жизнь многих семей микрорайона.

index (14)

За 70 лет существования звероферма пережила и эпоху взлетов и падения, отсутствие нормативно-правовой базы, и убыточность производства, и эпидемии пушных зверей. Но благодаря самоотверженной работе людей, преданных своему делу, сегодня не только сохранено, но и увеличено поголовье основного стада. Сотрудники предприятия надеются, что проект закона о поддержке сельского хозяйства даст им шанс выйти из кризиса. Ведь единственное крупное звероводство в России не может безвозвратно уйти в историю.