«В лабиринтах веры». Буддизм (ФОТО, ВИДЕО)

Буддизм – древняя восточная религия, которую может понять далеко не каждый. В рамках специального проекта «В лабиринтах веры» корреспонденты ЯСИА попытались разобраться, насколько верно это утверждение. Для этого Екатерина Карпухина и Айал Яковлев посетили дацан, где встретились и побеседовали с Дандар-ламой.

872

По обыкновению, чтобы познакомиться с религией, команда ЯСИА посещает храмы служителей того или иного вероисповедания. Этот раз не стал исключением и холодным сентябрьским утром мы приехали в дацан города Якутска, заранее договорившись с духовным лидером буддистов Якутии Дандар-ламой. Внутри двора шли ремонтные работы и хотя красиво украшенный дацан смотрится очень атмосферно, до окончательной готовности территории еще далеко. Самого Дандар-ламу мы нашли уже внутри храма, одетого в традиционную буддийскую мантию. Первым делом он решил провести для нас экскурсию по двору и внутренней части дацана.

photoByWidth&id=47094&width=1000

«Наш храмовый комплекс мы сделали таким образом, чтобы кабинеты служителей дацана находились на первом этаже, а на втором — молельное помещение. По четырем углам храма установлены ступы, которые символизируют сознание души Будды, а внизу ступ находятся барабанчики, внутри которых очень большое количество закрученных в спираль молитв. Если человек крутит барабанчик по часовой стрелке, то тем самым он как бы молится», — объяснял он, указывая на сооружения рядом с храмом.

Затем он показал на металлические трубы, вмонтированные в землю, и рассказал, что в будущем здесь будут главные ворота территории дацана. Судя по количеству труб, сооружение также будет выполнено в соответствии с исторической традицией. После этого Дандар-лама провел нас ко входу в храм.

«Дацан украшен согласно старым буддийским традициям — синими, зелеными, белыми, красными и желтыми цветами. Возле входа всегда сидят два льва, символизирующие материнское и отцовское начала, они оберегают храм от плохих мыслей людей, входящих внутрь», — показал настоятель дацана на двух каменных стилизованных львов по двум сторонам от лестницы. Он позвал нас внутрь и обратил внимание на двух драконов, изображенных над дверью — это одни из древних символов учения Будды.

Пройдя тройную дверь, мы попали в светлый коридор, где висело стилизованное изображение сансары — круга перерождений.

«Во всех храмах есть такое изображение великой круговерти. Все живые существа находятся внутри этого круга. Согласно нашему учению, есть шесть уровней сознания: здесь мы видим мир людей со всеми циклами человеческой жизни. А здесь ад — восемь горячих и восемь холодных мест, где мучаются души, а внизу они соединяются и там содержатся самые большие грешники. Чуть выше ада находится мир голодных душ — они всегда терзаются чувством жажды и голода.  Еще выше — мир животных, куда входят представители фауны. Это три мира считаются плохими мирами», — начал объяснять Дандар-лама.

«А три хороших мира, это, помимо нашего, мир асуров — воинственных небожителей и божественный мир. Асуры живут дольше чем люди, но они постоянно воюют, их мир переполняет вражда. Лучший мир — мир богов, которые могут жить очень долго, но существование их тоже конечно. Сейчас мы среди людей, а через сто лет мы будем где-то в одном из этих миров и этот цикл перерождений был бы бесконечен, если бы не Будда. Он показал нам выход из этого круга и это учение мы проповедуем уже две с половиной тысячи лет», — отметил настоятель.

Он сообщил, что для картины была заказана аннотация на русском языке, чтобы прихожане читали и понимали что тут изображено.

«А еще тут можно заметить, что весь круг жизни находится в руках у Владыки смерти и материального мира Ерлик-Хана. Мы все в его руках, в его власти», — добавил Дандар-Лама и пригласил пройти на второй этаж, в молельный зал.

Помещение для молитв оказывается светлым и богато украшенным. Сразу бросилась в глаза золотая статуя Будды, восседающая на противоположной от входа стене. «Здесь каждое утро проводим молебны. В воскресенье молебны еще и в час дня, иногда собирается очень много желающих помолиться с нами. Что касается статуи Будды, то как и во всех храмах, он смотрит на юг — в направлении страны, где зародилось наше учение», — рассказал Дандар-лама. Затем он показал на портрет Далай-ламы, который с почтением был установлен на троне.

«Это духовный лидер буддистов всего мира, и его портрет стоит здесь, символизируя, что он всегда с нами. Скамьи рядом с троном для меня и моих лам, нас здесь трое, но когда общежитие будет достроено, то количество служителей увеличится», — объяснил настоятель. Он также рассказал, почему считает якутский дацан очень знаковым в масштабах мирового буддизма: «Он ведь самый северный, а Будда Шакьямуни пророчил, что его учение будет идти на север. В 1997 году, когда я сюда ехал, у меня была мысль, что этим самым я помогаю исполнению пророчества».

После экскурсии мы попросили Дандар-ламу ответить на наши вопросы, связанные с пониманием довольно сложного учения Будды.

Айал Яковлев: Для многих обывателей знакомство с буддизмом заканчивается школьным курсом истории, когда рассказывается про историю жизни Будды. Расскажите, что это за религия и какой путь она прошла за две с половиной тысячи лет?

Дандар-лама: Буддизм – это нечто большее, чем просто религия. Это склад ума и образ жизни. Чтобы стать буддистом нужно понять, что счастья в этом мире не существует. Всё, что мы считаем счастьем – это замаскированное страдание. Весь мир – это океан страданий. Если человек ищет в этом мире благо, то он пока не буддист. Мы считаем, что всё в этом мире очень иллюзорно – ведь нет даже уверенности в завтрашнем дне, отсутствуют гарантии, что в следующий час будет так, как мы думаем.

Буддисты думают о благе всех живых существ, находящихся внутри великой круговерти. Не только о людях мыслим, но и о животных, других организмах. У каждого живого существа есть боязнь за свою жизнь, инстинкт самосохранения и еще есть инстинкт размножения. Откуда это? Может и они обладают частичкой сознания?

Поэтому мы верим в реинкарнацию. Каждая душа перерождается после смерти. Вот я не хочу быть рожден в следующей жизни в аду или в мире животных, но и небожителем быть не хочу – они очень долго живут, но всё же и к ним приходит смерть, а еще там слишком много соблазнов. В этой же жизни, человеческой, у меня есть возможности для просветления, и я ставлю цель — хотя бы в следующей жизни родиться в лучших условиях, чтобы реализовать свои возможности. Только для этого нужно жить в соответствии с учением.

А у нас как? Кто-то вбил в голову, что счастье – это когда у тебя большой дом, когда у тебя быстрая машина и ты зарабатываешь много денег. Ценности такие стали. Я вот считаю, что люди, добившиеся такой жизни, на самом деле, глубоко несчастны. Олигархи – самый несчастный народ в мире. Есть у него миллиард, но он хочет второй миллиард и делает для этого всё возможное. Чтобы не украли деньги, он нанимает охрану, чтобы эта охрана не воровала, он нанимает другую охрану. Голова каждый день об этом болит, переживает постоянно. Далай-лама говорил, что люди – это самое странное, что есть в мире: «Чтобы заработать побольше денег, они не едят и не спят, теряют здоровье. Потом на заработанные же деньги пытаются его восстановить. Люди настолько заботятся о будущем, что не живут настоящим. В конце они умирают в сожалении – и получается, что эти люди и не жили вовсе».

Жить, отойдя от мира, улучшая себя, пытаясь улучшить окружающих, чтобы в конце концов обрести свободу от круговерти, подобно Будде Шакьямуни – вот что есть буддизм.

photoByWidth&id=47096&width=1000

Екатерина Карпухина: Часто ли к вам приходят с вопросами подобного характера? Много ли верующих в Якутске?

Дандар-лама: Да, много. Есть буряты, тувинцы, калмыки, очень много русских бывает. Из просто интересующихся, в большинстве своем ищут помощи психологической. Многие приходят по лечению, бывает интересуются астрологией. Масса людей, которые не являются буддистами. Бывают и из других течений буддизма – есть тут у нас братья по вере, как в христианстве православные и католики.

Екатерина Карпухина: А вы как относитесь к другим религиям? Бывали ли в христианских или мусульманских храмах?

Дандар-лама: Меня зовут иногда. Вот, например, когда открывалась церковь Сурб-Карапет. Однако постоянно не получается воспользоваться приглашениями –то отъезды, то дела какие-то. Как-то видел, что к нам приходили батюшки православные. А так ведь все религии ориентированы на то, чтобы человек был духовно счастлив — во всех верованиях ценится доброта, тоже есть понятие страданий. Отношусь к этому нормально.

Екатерина Карпухина: Как принять буддизм?

Дандар-лама: Конкретного ритуала у нас нет. Уже считая себя буддистом, человек берет на себя какие-либо обеты. Так обычно монахи делают — у Далай-ламы 253 обета и у него существует отдельный ритуал, чтобы их принять. Получают еще разрешение на практику культа того или иного божества — это как водительские права. Божеств много и это практика через божество. Я не могу что-то практиковать, не получив соизволения божества, отвечающего за это.

photoByWidth&id=47098&width=1000

Айал Яковлев: А кроме Будды какие божества есть в вашей религии?

Дандар-лама: У каждого человека есть определенное качество. Вот как нарисовать смелость определенного человека? Или его доброту? Существует Будда Шакьямуни, а его сострадание изображается как божество Авалокитешвара. Как раз-таки его земным воплощением и является Далай-лама.

Настоятель поворачивается к стене, где висят красочные изображения богов.

Божество с мечом — мудрость Будды, которого мы называем Манджушри. Мечом он отсекает невежество людей. В нижнем правом углу гневное божество Ванджрапанья, символизирующее мощь и силу Будды. Это три основных божества у нас, но есть великое множество других, которые охраняют, которые избавляют от болезни. Они помогают людям реализовать природу Будды путем созерцания божества внутри себя. Каждое живое существо имеет свою природу Будды, несет его чувства в себе.

Айал Яковлев: Если цель буддизма — достижение нирваны, то удавалось ли это кому-либо кроме Будды Шакьямуни?

Дандар-лама: Да. Мы ведь все в великой круговерти находимся, а Будда провернул свое учение три раза. Первое учение — Хинаяна, то есть учение об индивидуальном освобождении. Оно распространено в Юго-Восточной Азии. Там человек принимает монашеский обет и полностью работает над собой, чтобы достичь нирваны. Второе учение — Махаяна. Будда увидел, что есть среди людей такие, которые могут освободиться от круговерти, но у них есть большое сострадание. «Как я уйду в нирвану, если у меня есть мама, жена, сестра и дети? Они ведь все останутся», — думают такие люди. Это можно сравнить с пробуждением посреди ночи во время пожара — дом горит, а человек спасает только себя. Это индивидуальный уход в нирвану, а мы, махаянисты, хотим сначала разбудить всех родных и вывести всех на улицу, а сами последними уйти.

Именно поэтому наши великие учителя не уходят в нирвану, они ждут пока все живые существа не уйдут из этого круга. Только потом они сами освободятся. Конечно, это будет длиться очень долго, но Будда говорил, что момент освобождения всех существ мира всё же придёт.

photoByWidth&id=47099&width=1000 Айал Яковлев: Но сам Будда ведь ушел в нирвану? Получается оставил нас?

Дандар-лама: Он должен был уйти, чтобы показать полностью весь путь — от самого рождения и до растворения в эфире, чтобы его ученики увидели это. В этом и есть буддизм и проповедовать его в этом мире довольно сложно, ведь учение идет вразрез с нынешними ценностями. Нас всех учили, что после школы мы должны поступить в университет, потом найти хорошую работу, зарабатывать деньги. Однако буддизм идет вразрез с этим.

Айал Яковлев: Но это ведь не говорит о том, что все буддисты должны отречься от материальных ценностей?

Дандар-лама: Нет, не говорит. Во-первых, монахов кто-то должен содержать в монастырях. В давние времена это делали цари, правители. В Бурятии в каждом районе раньше был храм, а содержали его простые жители. Великим благом было отдать одного сына в послушники — он там получал образование и через 20-30 лет уже выбирал: остаться или уйти. Его родители жертвовали храму мясо, другие продукты, золото. Сейчас храмы содержат различные предприятия.

Айал Яковлев: Исходя из сказанного, можно прийти к выводу, что буддист может и сам дойти до просветления? А зачем в таком случае вообще храмы нужны?

Дандар-лама: Чтобы вести прояснительную работу — не все могут без учителей и подсказок дойти до сути учения Будды.

Екатерина Карпухина: А есть правила поведения в храме?

Дандар-лама: Ну как и везде в почитаемых местах. Например, распивать спиртное и кричать нельзя. Но самое главное — человек должен заходить сюда с чистыми намерениями и помыслами. Многие говорят, что приходят в храм отдыхать и это правильно, ведь у человека должно быть место, где ему спокойно. Поэтому у нас бывают самые разные люди. Большое разнообразие наблюдается и среди моих учеников.

Екатерина Карпухина: А сколько нужно учиться, чтобы считать себя монахом?

Дандар-лама: Нет строгого временного периода. Когда человек готов, то он сдает экзамены. Я, например, учился пять лет, а доказывал свою готовность перед учителем из Монголии — не было у нас тогда знающих людей. В 1920-1930-х годах образовался огромный провал, ведь религия оказалась под запретом и к распаду СССР мало кто еще помнил нюансы нашего учения. В 1970-е впервые отправились на учебу молодые парни из Бурятии в Монголию. Среди них был мой учитель и он вспоминал, что в своей деревне из-за желания изучать буддизм стал изгоем — это было дико в те времена. В Улан-Баторе то же самое было и послушникам приходилось ходить в париках, чтобы не быть изобличенными на улице — могли и камнями закидать. И когда ученики приезжали обратно на поезде, то старые бурятские ламы чуть ли не со слезами на глазах их на вокзале встречали — ведь не думали, что успеют передать свои знания, а успели.

photoByWidth&id=47100&width=1000

Айал Яковлев: А обязательно брить голову?

Дандар-лама: Не обязательно, но это есть символ отречения от мира. Так же, как и желтый цвет одеяния. В Индии в желтое одеваются изгои, этот цвет означает скорбь и горе, миряне его не любят. А Будда надел желтые одежды и побрил голову, поскольку отказался от мирского существования.

Айал Яковлев: Буддистам еще нельзя убивать живых существ?

Дандар-лама: Да, это обязательно. Вот у меня есть мать, в прошлой жизни у меня тоже была мать, как и в позапрошлой и вообще во всех жизнях, ведь я перерождался столько же раз, сколько капель в реке Лене. Во всех жизнях у меня были матери и нет уверенности, что убитый мною комар не является сейчас ею. Как я могу убить его?

Айал Яковлев: Как тогда забивают скот?

Дандар-лама: В Индии бытует мнение, что нельзя употреблять мясо, даже если сам не убивал. В наших же условиях невозможно выжить без этого блюда. Мясо животных необходимо для здоровья, а что может больной человек сделать для блага других? Ничего, только отягощает их. Вот такими мыслями мы руководствуемся, когда питаемся мясом. Будда сам ел мясо, он говорил про недопустимость убийства.

Однако убийства иногда нужно совершать. Верующие чабаны, если им приходится забивать баранов не перерезают артерии, а вскрыв грудную клетку пережимают их у самого сердца. Считается, что так животное не успевает испугаться и почувствовать боли. Перед этим ставили лампадку перед алтарем, чтобы животное в следующей жизни родилось в хорошем мире. Еще есть определённые дни в календаре в которые разрешается умерщвлять скотину.

Случается, что ненароком можно убить насекомое или мелкое животное. Тут действуют законы кармы — в какой-нибудь из следующих жизней я паду от этого убитого мною существа. В буддизме за все хорошее и плохое обязательно воздается в будущем. Чем больше мы совершаем хороших дел в этой жизни, тем больше у нас шансов родится в лучших условиях для окончательного просветления.

Айал Яковлев: Молитвам в буддизме приписывается особая роль. А еще говорят, что количество молитв имеет большое значение

Дандар-лама: Да, у нас молитвы и отельные формулы, называются «мантры», имеют вибрационный характер. Начитывают мантры монахи. Если, например, я буду мантру медицины долго читать, уединившись в лесу на 10 лет, то при выходе оттуда я смогу лечить людей. Мы верим, что мантры дают такую силу и я сам наблюдал за массой подобных случаев. Если бы не было свидетельств этой силы, то люди сюда не приходили бы.

Айал Яковлев: Совершают ли паломничество приверженцы буддизма? Куда они стремятся?

Дандар-лама: Совершают, конечно, но учение относится к этому своеобразно. Например, у каждого в Якутии есть свои интересные, памятные места. В Бурятии то же самое. И у буддистов есть множество священных мест. Был такой случай – существует на территории Читинской области святая гора Алханай, на которую каждый год снисходит божество Димчиг-Сумэ. С близлежащего села поехал один местный житель в Тибет, поклониться тамошним святым местам. Попал при этом на аудиенцию к Далай-лама XIII и рассказал, откуда он. Вместо похвал он услышал осуждающие слова о том, что у себя он не обошёл святые места, а два года потратил на путь до Тибета.

Айал Яковлев: Вы сами встречались с Далай-ламой?

Дандар-лама: Да, в 1992 году, когда он официально приезжал в Россию. Еще в 2005 году, когда я отсюда отправился в Индию в Дармсалу (город, где расположено тибетское правительство в изгнании), а Далай-лама в тот день уезжал в Бодхгаю. Я поехал за ним. В Бодгхае есть храм Махабодхи – именно на месте, где он стоит, странник Сидхартха Гаутама сидел и медитировал под деревом бодхи три дня, чтобы потом дойти до нирваны и стать Буддой Шакьямуни. Это было две с половиной тысячи лет назад.

В тот день Далай-лама остановился внутри, а снаружи – огромные толпы буддистов всех мастей из всех стран мира, все кишит, как в муравейнике. А мне как-то удалось протолкаться к самой двери храма и как раз, когда Далай-лама выходил оттуда, то первым встретил меня. Положил руку для благословения на голову мою и через полчаса у меня резко поднялась температура. Я неделю грипповал там в Индии. Мне кажется, что это был хороший знак. Может совершил что-то плохое раньше и в тот момент, когда он меня благословил, это плохое вышло из меня.

photoByWidth&id=47103&width=1000

Еще можно рассказать другой случай, связанный с Далай-ламой. Вот портрет его как оказался здесь? Это он лично передал через якутскую диаспору в 1998 году. Несколько якутских буддистов из течения дзог-чен были тогда в Индии, попали к нему на аудиенцию и он им дал свой портрет со словами: «У вас там есть лама, передайте ему». Они меня нашли и вручили. Я был очень тронут.

Потом, через какое-то время, нам передали опечатанный и освященный сосуд. Тогда дацан только начали проектировать, а тут эти люди передают сосуд и говорят, что администрация Далай-ламы через одного монаха прямо на улице попросили сделать это. С сосудом была бумага с надписью на тибетском, мол сосуд освящен в тантрическом монастыре, и всё это закреплено печатью и подписью настоятеля. Я сильно удивился.

Третий случай был, когда сваи забивали. Председатель бурятской общины ездила к Далай-ламе и там он ей сказал: «У вас там храм строится, примите это». Помощники принесли ему статуэтку золотого Будды. Теперь эта фигурка расположена внутри нашей статуи, в области сердца.

Вот так мы и получили три хороших знака — благословения от нашего духовного лидера.

Рад был побеседовать, приходите еще – двери храма открыты для всех.