Николай Барамыгин: Главное оружие дипломата — личное обаяние

7244

Николай Барамыгин 12 лет посвятил дипломатической службе, работая представителем республики в Японии, а затем заместителем министра внешних связей региона. В интервью ЯСИА он рассказал о том, какими качествами должен обладать дипломат, чем Япония отличалась от СССР и насколько технологии из Страны восходящего солнца могут быть полезны Якутии.


— Когда начались прямые внешнеэкономические отношения Якутии с Японией?

— В декабре 1990 года в Японию была направлена первая официальная делегация ЯАССР во главе с председателем Верховного Совета республики Михаилом Николаевым. Эту дату можно считать началом прямых экономических взаимоотношений.

— Какое место Япония занимает в вашей жизни?

— Особенное место. В 1991 году по рекомендации Михаила Ефимовича я был избран генеральным директором Внешнеэкономической Ассоциации Саха – Японского сотрудничества (ВЭА АСЯС). И уже 25 лет продолжаю работать над укреплением экономических, культурных связей между Россией и Японией, теперь в качестве председателя якутского регионального отделения Общества «Россия – Япония».

На фото (слева направо): финансовый директор ВЭА АСЯС Юрий Макаров, генеральный директор Николай Барамыгин и технический директор Георгий Балакшин.

— С 1993 по 1998 год вы работали заместителем представителя Якутии в Японии. Чувствовали ли вы ответственность перед республикой?

— Мы были очень молодые, а молодость не боится трудностей, что нам и помогало. Конечно, чувствовали ответственность. В дальнем зарубежье это было первое представительство республики. До нас открылись только представительства Якутии в Латвии, Казахстане, Киргизии и Украине. Позже – в Великобритании (в составе Торгового представительства РФ в Великобритании), а также был назначен представитель региона при ЮНЕСКО и при Северном форуме.

— Чувствовали ли вы себя частью чего-то большого, когда были вовлечены в выстраивание внешнеэкономических связей с Японией?

— Наше поколение ощущало себя частью народа, которая работает ради того, чтобы жизнь стала лучше. Василий Моисеевич Ефимов создал внешнеэкономическую ассоциацию «Туймаада», возглавил Госкомитет по внешнеэкономическим связям Якутской-Саха ССР и был одним из основателей компании «Туймаада Даймонд», Николай Николаевич Охлопков прекрасно владел китайским языком, Еремей Еремеевич Елисеев был первым представителем Якутии в Канаде, Виталий Петрович Артамонов — первым министром внешних связей РС(Я), Иван Васильевич Рожин – первый дипломат республики, Александр Васильевич Мигалкин был заместителем постпреда в Москве, представителем республики в Северном Форуме, а затем стал министром внешних связей региона. Все эти люди — энтузиасты. Они были и остаются настоящими патриотами республики и нашего народа.

На фото: встреча с г-ном Сато Тэцуо, 1991 год. Справа от Николая Барамыгина — министр экологии Республики Саха (Якутия) В.Г.Алексеев, Председатель ВЭА АСЯС.

— С чего у вас началось увлечение японской культурой?

— Я с детства интересовался английским языком, мечтал посетить дальние страны. Япония для нас, жителей республики, всегда была овеяна ореолом романтики и таинственности. В 1982 году поступил в Дальневосточное высшее инженерное морское училище имени Г.И. Невельского. При советской власти других путей попасть за рубеж практически не было.

В 1984 году во время практики мы ходили в Японию, тогда я посетил ее в первый раз. Это был порт Тоямошинко. Япония и Тайланд — единственные азиатские страны, которые не подпали под власть колонизаторов в Восточной Азии. Конечно, меня тогда поразил резкий контраст между СССР и этим государством.

— В чем заключалась разница?

— Мы грузили лес в порту Пластун (Приморский край, — прим.ред). Там я увидел, как хорошие и толстые стволы деревьев просто лежат и гниют. Повсюду была грязь, заброшенность. Приходим в Японию, пристаем к причалу – везде асфальт, живая изгородь, зелень. Я подумал, что это парк. Спрашиваю матросов, а они мне говорят: «Какой парк? Это же деревоперерабатывающий завод». Вот так мне открылись два разных мира, две судьбы.

Невероятное впечатление оставила эта поездка. И, конечно, после нее еще больше усилился интерес к Японии. Я закончил училище, работал на флоте и самостоятельно изучал японский язык.

Офис компании «Искра Индустри» в 1992 году.

— Ваши дети росли в Японии?

— Старшая дочка ходила в японские детсад и школу, младшая — родилась в Токио. В 2000-м году вернулись всей семьей в Якутию. Обе дочки говорят на японском языке. Старшая закончила японское отделение факультета иностранных языков ЯГУ, младшая учится в финансово-экономическом институте по специальности «Мировая экономика».

— Как вы относитесь к упразднению министерства внешних связей Якутии?

— Важно, что сохранился департамент внешних связей, а значит сохранились основа, кадры и, конечно, связи с МИДом.

— Каков вклад Японии в социально-экономические развитие Якутии?

— Всего было 9 проектов советско-японского экономического сотрудничества, из которых шесть напрямую касались нашей республики. Это, например, добыча южно-якутского каменного угля, строительство железной дороги БАМ Беркакит-Нерюнгри (была построена на японские средства). Исследование наших нефтегазовых запасов также проводилось в 70-80 годы на японские средства. Раньше из республики до 2 тысяч кубов леса экспортировали в Японию. Соответственно, у нас со Страной восходящего солнца сложилась долгая история внешнеэкономических связей.

Сейчас благодаря нашим лидерам – президенту страны Владимиру Путину и премьер-министру Японии Синдзо Абэ — дан большой толчок развитию двусторонних связей.

— В октябре Япония предложила Якутии рассмотреть проект по строительству города умного земледелия. Как вы считаете, могут ли нам помочь японские технологии?

— С 90-х годов в Японии разрабатывается концепция заводов по производству овощей — «заводов зеленых растений». Она направлена на то, чтобы полностью освободиться от воздействий внешней среды для получения стабильного урожая. На японской базе в Антарктиде при температуре -80 уже запущен такой завод внутри 40-футового контейнера.

Это направление особенно актуально для республики с учетом наших крайне суровых природных условий, которые мешают ведению традиционного сельского хозяйства.

— Сотрудничество с какой из стран более выгодно Якутии – Китаем или Японией?

— Не нужно как-то противопоставлять Китай и Японию. Обе эти стороны находятся на разных ступенях экономического развития. Если Япония практически не занимается разработкой полезных ископаемых, то Китай занимает первые места по добыче угля, выплавке стали и так далее. Получается, что мы можем параллельно сотрудничать и с Китаем, и с Японией.

— Легко ли вести деловые переговоры с японцами?

— Они привыкли работать как с западными, так и с российскими компаниями, поэтому с ними вести деловые переговоры проще.

КНР — это вещь в себе. Для того, чтобы выстраивать бизнес с китайцами, надо вести его с китайской точки зрения. Специалистов такого уровня в Якутии единицы. Банального знания китайского языка в данной ситуации просто недостаточно.

Большинство совместных проектов с японцами основаны на торговле. Нам хотят продать генераторы, ветрогенераторы, теплицу. Для более глубинных отношений, например, привлечения инвестиций, все равно необходимы специалисты, которые знают японскую психологию.

— В достаточном ли количестве республика готовит специалистов, которые могли бы успешно проводить деловые переговоры со странами Азии?

— Идет большая работа. У нас очень много талантливой молодежи, которая учит и китайский, и японский языки, которые в Якутии преподаются с 90-х годов. Просто сейчас у ребят пока нет обширного поля деятельности для того, чтобы они могли наработать опыт и взаимодействие.

— Что представляет из себя профессия дипломата? 

— Уникальность в том, что она дает возможность общаться с людьми различных культур и мировоззрений. Кроме того, требует от дипломата умения найти общий язык с любым собеседником, вести дипломатическую беседу. Дипломат должен обладать достаточным багажом знаний по экономике и культуре страны пребывания. Он обязан быть патриотом своей родины и уметь твердо отстаивать интересы своей страны. Ему требуется выдержанность и стойкость. Главное оружие дипломата — личное обаяние.

Четверть века на связи с миром: Сфере международных отношений Якутии — 25 лет