Жители «сиротского» дома: Каждый сам творит свою судьбу

4055

В домах по улице Кузьмина в столице республики выделено муниципальное жилье детям-сиротам. В народе бытует мнение, что там, где селятся выпускники детских домов, царят хаос и пьянство. Корреспонденты газеты «Якутия» решили проверить, так ли это на самом деле.


Квартира первая

Сначала мы зашли в одну из трех высоток. Дверь открыл симпатичный молодой человек. Усталый, заспанный юноша засмущался, увидев незнакомых людей, но, тем не менее, любезно пригласил в дом. Маленькая квартира-студия в 29 кв. м уютно устроена, царят чистота и порядок. Знакомимся, Игорь Бабенко родом из Батагая, работает кинологом в полиции.

«Пришел поздно ночью с работы, только встал», — говорит он спросонья, зябко поеживаясь.

Игорю 25 лет, и хотя все сроки получения льготного жилья прошли, ему удалось выиграть суд. Плюсом в его пользу стала служба в армии, где он по контракту пробыл пять лет. Квартира ему нравится, и пока он не женился, вполне его удовлетворяет.

Квартира вторая

В точно такой же крохотной квартире-студии на другом этаже проживает молодая семья Ушницких. Глава семейства Дмитрий виновато извиняется, что не может пустить нас дальше порога: в комнате спит малыш.

Дмитрий воспитывался в Вилюйском детском доме, там же окончил ссуз и получил специальность автомеханика. В планах — учеба в Чурапчинском институте физкультуры и спорта. Как оказалось, молодой человек — мастер спорта по вольной борьбе, призер многочисленных соревнований, мечтает стать тренером.

«Я встал в очередь еще в 2010 году, получается, ждал шесть лет. Все это время жил у сестры. Женился, супруга работает продавцом в магазине, я смотрю за малышом. Денег хватает, помогают родители жены», — делится он, проворно развешивая на сушилке вещи малыша.

Многие его друзья по детскому дому устроились неплохо: учатся, работают, ждут очереди на квартиры. Правда, есть двое-трое ребят, находящихся в местах лишения свободы.

«Посмотрите на мусор!»

Жильцы микрорайона указали нам еще на одно здание рядом с высотками, мол, вам туда, в «сиротский» дом: их там заселили в первые два подъезда. На детской площадке мы встретили бабушку, прогуливавшуюся с внуками. Пожилая женщина оказалась весьма словоохотливой и тут же начала причитать: «Ой, что тут творится! Бардак и беспредел. Получили дармовое жилье и отрываются по полной. Загляните за дом — какую свалку они тут устроили: весь мусор выкидывают через окна. Я уж не говорю об окурках и подобной мелочи, на улицу летят и использованные памперсы, и сломанные телевизоры. А на площадке с этими мамочками невозможно находиться рядом: курят, матерятся».

Проникнуть в подъезд непросто, везде домофоны. Пока мы стояли, переминаясь с ноги на ногу, подошел молодой человек с ключами. Разговорившись, узнали, что он тоже сирота и получил здесь квартиру. Выбежавшая навстречу супруга сразу замотала головой: «Нет-нет, к нам нельзя, сейчас время кормить младенца!» Зато они указали на соседскую дверь, мол, там тоже детдомовцы живут.

Квартира третья

На пороге дома приятная молодая девушка. Квартира уже чуть больше. В маленькой спальне на кроватке пускает пузыри и гулит пятимесячный Максимка.

«Мы с мужем оба сироты, — рассказывает Валентина Дружинина. — Не жалуемся, квартирка, хоть и небольшая, зато своя, мечтаем в будущем построить частный дом. Прошлой зимой было холодно, нынче муж утеплил окна, застеклил балкон, так что, надеемся, будем жить в тепле».

С мужем Михаилом они все делают сами и рассчитывают только на себя. Их обижает такое предвзятое отношение соседей.

«Не все сироты — дебоширы и хулиганы. У нас тут рядом семья наркоманов обитала, некоторые жильцы сдают квартиры, вот почему было шумно, грязно», — говорит молодая мама.

Валентина выросла в Мохсоголлохском детском доме Хангаласского улуса, выучилась на менеджера по туризму, ее муж Михаил — из Мирного. Родители девушки лишены родительских прав, и она не желает с ними общаться. Говорит, есть семья опекунов, которых она считает родными людьми. Валя радуется, что муж ей попался заботливый да работящий: все умеет делать своими руками, недавно открыл кафе.

«Конечно, среди детдомовцев есть ребята, не сумевшие найти верный путь в жизни. Но я считаю, каждый сам творит свою судьбу, была бы голова на плечах», — продолжает она.

Да, действительно, за домом много мусора и обломков старых вещей. Но рядом сносят деревянные дома, так что утверждать, что это дело рук воспитанников детдомов, не совсем верно. Конечно, немногие из них умеют выживать во взрослом мире, ведь, выйдя из мира иллюзорной реальности, они сталкиваются со многими трудностями быта. Детдом — особая субкультура, где царят свои правила и законы, которые подчас отличаются от наших реалий.

Есть предложение!

«Многие выпускники Тойбохойского детского дома не имеют собственного жилья и вынуждены скитаться. При этом большинство получили профессию, добросовестно работают, имеют семьи и воспитывают детей. Лишь единицы из них построили свои дома в сельской местности или сумели приобрести квартиры по ипотеке. Сегодня у меня в списке 40 моих воспитанников периода 1984–1995 годов, которые нуждаются в жилье. Предлагаю восстановить их в списке нуждающихся в жилье детей-сирот в администрации Якутска и увеличить возрастной ценз, поскольку многие старше положенных 23 лет», — считает специалист Республиканского центра национальных видов спорта, бывший учитель-воспитатель Курбусахской школы-интерната Усть-Алданского района, бывший директор Тойбохойского детского дома Сунтарского улуса Владислав Коротов.

По его мнению, в соответствии с установленными законом нормативами, с учетом разницы стоимости жилья в Якутске и улусах республики самостоятельно построившим дом или приобретшим жилье в ипотеку необходимо законодательно установить денежные компенсации в размере до 50%. Не имеющим жилья сиротам старше 23 лет и до 50 лет — учредить государственные субсидии в размере до 75% при вступлении в долевое строительство в зависимости от трудового стажа и количества детей.

Кроме того, отмечает Коротов, следует ввести контроль и добиться прозрачности в распределении жилья сиротам, а в состав комиссии нужно включать социальных педагогов интернатных учреждений.

«Для оказания адресной помощи перешагнувшим возрастной ценз сиротам предлагаем альтернативный вариант. Наши бывшие воспитанники решили создать садово‑огородническое товарищество для постройки домов своими силами. Прошу мэра Якутска оказать им содействие в выделении участков под ИЖС в пригороде, помочь с подключением газа и электричества», — резюмировал он.