Главный геолог «Нерюнгри-Металлик» Наталья Чварова: Профессия была и будет востребована

956

В воскресенье, 2 апреля, отмечался профессиональный праздник искателей и открывателей, людей, без чьей работы невозможно эффективно осваивать недра – День геолога. Геологом представляется бородатый мужчина в свитере с большим воротом, лазающий с рюкзаком по горам и собирающий камни, а между делом поющий песни у костра под гитару. Этот стереотипный образ рушит Наталья Чварова, главный геолог «Нерюнгри-Металлик», одного из ведущих золотодобывающих предприятий Якутии. О том, как ей вместе с коллегами удается наращивать материально-сырьевую базу рудника «Нерюнгри» и оставаться верными профессии, читайте в интервью.


— Каков подход компании к геологоразведке и что изменилось за последние годы?

— Геологоразведка была, есть и остается ключом к долголетию предприятия. Нерюнгри продолжает инвестировать в это направление и вести геологоразведочные работы как на эксплуатируемых месторождениях с целью подтверждения запасов, так и на новых площадях – с целью поисков новых месторождений для прироста минерально-сырьевой базы предприятия.

Например, в 2016 году мы проводили геологоразведочные работы на месторождении Таборное, которое рудник эксплуатирует в настоящее время. Также мы провели работы на Южно-Угуйской площади. В этом году мы не только продолжим геологоразведку здесь, но также будем работать на Токкинской площади и на месторождении Гросс. В бюджет рудника заложены средства на геологоразведочные работы, и это немалая сумма – около 127 млн рублей.

В последние годы никаких кардинальных изменений в нашем подходе к геологоразведке не произошло, наша служба работает стабильно. Основная задача геологоразведки – продление срока службы рудника, и менять этот основополагающий подход никто не планирует.

— Расскажите подробнее, чего удалось добиться геологам предприятия в 2016 году?

— Прошлый год для геологов и предприятия в целом был знаменателен тем, что мы открыли новое золоторудное месторождение Темное и уже в этом году на месторождении начнется добыча руды.

Также мы получили лицензию на геологическое изучения в бассейне реки Токко и результаты первого полевого сезона не могут нас не радовать, были выявлены промышленные пересечения рудных зон, новые аномалии золота, что позволяет нам говорить о перспективности площади и продолжении геологоразведочных работ.

Около миллиарда рублей будет инвестировано в рудник «Нерюнгри»

— Близится очередной полевой сезон. Какие планы на этот год?

— В этом году полевые работы, которые начнутся 15 апреля, будут сосредоточены на трех направлениях.

Во-первых, это эксплуатационная разведка месторождения Гросс в контуре отработки запасов на ближайшие три года. Этим мы сможем более детально изучить положение рудных тел и точнее спланировать добычные работы. Мы планируем внедрить новый для себя вид бурения методом RC (бурение с обратной циркуляцией), то есть весь буровой шлам посредством продувки воздуха по штангам возвращается на поверхность, далее идет деление пробы и ее отбор. Привлекательность этого метода – высокая скорость при относительно низкой стоимости за один погонный метр.

Кроме этого, мы намерены вести оценочные работы на рудопроявлении Высокое, расположенном в пределах Южно-Угуйской лицензионной площади. Мы намерены выполнить здесь колонковое бурение, так как горная порода в виде керна (цилиндрическая колонка – прим. ред.) – это основной источник геологической информации. Также мы намерены провести здесь технологические исследования руды, к концу года мы планируем подготовить отчет с подсчетом запасов и поставить их на государственный учет полезных ископаемых.

Наше третье направление работы в этом году – это поисковые работы на Токкинской лицензионной площади, включающие в себя комплекс геофизических, геохимических, буровых и горных работ на перспективных участках.

— Есть ли какая-то специфика в геологии Олекминского района, где расположены месторождения вашего предприятия?

— Есть. Все наши месторождения локализованы в осадочных породах южной части Угуйского грабена, так называемого геологического блока; в тектоническом отношении они приурочены к пологим разломам (надвиг), породы изменены, отмечено повышенное содержание калия, то есть калиевый метасоматоз. Все эти факторы благоприятны для формирования золоторудных месторождений, сходных с месторождениями Центрально-Алданского района.

Результатом калиевого метасоматоза явилось то, что золото тут – крайне мелкое, но равномерно распределенное, а рудные зоны имеют большую мощность как по падению, так и по простиранию.

Хотя на месторождениях Таборное, Темное и Гросс содержание золота низкое, в среднем 0,7 грамм на тонну, руды легкообогатимы, и применяемая нами технология при переработке руд методом кучного выщелачивания позволяет извлекать золота до 82%.

— Каков потенциал предприятия и каковы его перспективы?

— Сегодня запасы золота месторождений Таборное, Темное и Гросс дают возможность предприятию «Нерюнгри-Металлик» стабильно работать еще многие годы вперед, но это далеко не предел.

По последним данным, на месторождении Таборное балансовые запасы золота составляют 5,5 тонны, а общие – чуть более 30 тонн. На Гроссе балансовые запасы золота оцениваются в 131,7 тонны, а общие – 259,5 тонны. На Темном мы оцениваем балансовые запасы в 4,4 тонны золота, а общие – в 10,4 тонны драгметалла.

Как я уже говорила ранее, мы ежегодно ведем геологоразведочные работы с целью прироста запасов золота.

Что касается перспективы, то мы над этим работаем. Например, на рудопроявлении Высокое на Южно-Угуйской площади мы предварительно оценили запасы золота в количестве 2,5 тонны и продолжаем вести разведочные работы.

— Профессия геолога всегда считалась не столько работой, сколько состоянием души. Согласны?

— Это трудно оспорить. Действительно, геологом нужно родиться. Если ты не любишь геологию, ты просто не сможешь здесь работать.

К сожалению или к счастью, я не геолог-полевик, и испытать на собственном опыте всю «прелесть» профессии в этом аспекте мне не довелось. Но ни для кого не секрет, что профессия геолога удивительным образом сочетает в себе и сложности, и романтику. Работа в полевых условиях, вдали от цивилизации – это одновременно очевидные бытовые трудности и красота нетронутой природы, живописность диких пейзажей и таимые этим первозданным миром опасности.

В наших условиях, когда мы ведем геологоразведочные работы на эксплуатируемых месторождениях или вблизи них, сложно абсолютно изолироваться от всего мира.

— А романтика полевых работ для современных геологов актуальна?

— Как сказал мне однажды руководитель геологоразведочной партии Борис Маркович: «Раньше комары, костры, гитары, а теперь – буры, соляра, метры, километры…». Я полностью с ним согласна, все наши геологи мечтают вновь окунуться в романтику полевых работ, но ввиду малой численности коллектива они в основном заняты на камеральных работах, то есть работах с отчетностью, а реалии профессии эксплуатационных геологов – это карьер. В этом есть своя романтика, но уже скорее производственная… Сегодня в распоряжении геологов не только компас и молоток, а передовая техника и современное оборудование, которое сильно облегчает ведение геологических работ. Но какими бы прогрессивными технологиями ни владел геолог, успех в геологоразведке так или иначе зависит от грамотности и опыта специалиста.

— Жива ли, по вашему мнению, профессия? Идет ли в нее молодежь?

— Россия является ресурсодобывающей страной, и в нашей стране профессия геолога всегда была и будет востребована. Профессия, безусловно, жива, мы видим большое количество молодежи, начинающей свой путь в профессии. Так, большое количество ВУЗов выпускает специалистов геологов-эксплуатационщиков, геологоразведчиков и геологов-научников. Есть и много компаний – работодателей, готовых взять молодых специалистов к себе на работу. Отрадно, что по уровню зарплат, условиям работы и, если можно так сказать «интересности» работы наша компания занимает одно из первых мест.

В коллективе геологической службы «Нерюнгри-Металлик», как я считаю, нам удалось найти золотую середину – у нас есть как молодые сотрудники, начинающие свою трудовую биографию, так и опытные геологи, работающие почти с начала разработки месторождения Таборное. Так, в прошлом году у нас начали свою работу молодые ребята в возрасте до 30 лет. Это Игорь Рева в качестве геолога карьера, Владимир Гиль – ведущий геолог, Александр Федоренко – старший геолог. Умные, ответственные и перспективные сотрудники с хорошими знаниями. А это в очередной раз подтверждает, что профессия жива!

— Что пожелаете своим коллегам в честь профессионального праздника?

— Коллег-геологов, и всех, кто связан с этой нелегкой службой, с праздником! Желаю вам новых открытий в поле и за камеральным столом, отличного настроения, жизненных сил, энергии и финансового благополучия. И пусть вас ждут дома те, кто дороже всех на свете!

 

Биография

Наталья Чварова со знаком отличия окончила Якутский государственный университет в 2004 году по специальности «Горный инженер» (специализация «технология и техника разведки месторождений полезных ископаемых»). На руднике «Нерюнгри» трудится 12 лет. Начинала карьеру в должности оператора ПК в геологической службе, занималась оцифровкой данных полевых работ. Затем была инженером, геологом, ведущим геологом, в данный момент – главный геолог. Родилась и живет в городе Нерюнгри. Замужем, воспитывает дочь.
Справка о «Нерюнгри»

«Нерюнгри-Металлик»

Золотодобывающее предприятие, входящее в состав международной золотодобывающей компании Nordgold. С 2000 года ведет золотодобычу на участке открытых горных работ «Таборный», расположенном на территории Олекминского улуса на юго-западе Республики Саха (Якутия) в пределах восточной части Олекмо-Чарского нагорья. В 2016 г. производство золота на предприятии составило 80,5 тыс. унций (или 2,5 тонны) аффинированного золота.