«Ничейная» Якутия: Могут ли наши земли войти в «дальневосточный гектар»?

Опасения по поводу закона о «дальневосточном гектаре» активно высказываются некоторыми якутянами, мол, раздадут республику кому попало. А тут еще выяснилось, что четверть наших сельскохозяйственных земель, вообще-то имеющих хозяев, до сих пор не зарегистрирована, значит, для Росреестра формально является ничьей. Неужели лучшие куски Якутии раздадут по новому закону всем желающим? Давайте разберемся.

862

Осталось восемь месяцев

Информация о положении с регистрацией земель прозвучала на совещании у зампреда правительства Якутии Петра Алексеева. Оно состоялось на прошлой неделе и было посвящено подготовке к принятию закона о предоставлении гражданам земельных участков на Дальнем Востоке (тот самый «дальневосточный гектар»). Совещание прошло в режиме видеоконференции, в нем приняли участие представители всех муниципальных образований республики, которые отчитывались о ходе работ по внесению земель в реестр.

Там-то и было озвучено, что 27% сельскохозяйственных площадей еще не зарегистрировано, а в пересчете на земельные участки ситуация выглядит еще тревожнее — 35%. В то же время окончательный вариант законопроекта должен быть готов к 15 ноября, по сути его осталось уже только согласовать. Надо сказать, что республика в обсуждении документа активно участвовала и имеющийся на сегодня вариант, по словам Петра Алексеева, существенно отличается от того, что был предложен в работу в августе. До конца года законопроект внесут в Госдуму и, согласно планам, 1 июля 2016 года он уже должен вступить в силу, то есть начнется раздача земли в заявительном порядке. При этом Росреестр намерен сформировать информационную базу земельных участков уже к 1 февраля 2016-го.

На первый взгляд, картина складывается тревожная: завершить регистрацию в указанные сроки явно не лучается, и возникает опасность, что сельскохозяйственные земли, причем отнюдь не заброшенные, но по базам Росреестра проходящие как ничейные, могут обрести новых хозяев.

Земля останется

Как нам пояснили в Министерстве имущественных и земельных отношений республики, возникновение конфликта действительно возможно. Гражданам России могут приглянуться на Дальнем Востоке именно якутские земли, в базах данных вожделенные участки окажутся незарегистрированными, и согласно закону их должны будут предоставить заявителям, причем предполагается выдавать даже не один гектар, а до пяти на каждого. Однако все не так просто.

Дело в том, что упомянутые сельхозземли не значатся в Росреестре только потому, что договоры собственности или аренды на них не зарегистрированы, а само право может быть легко доказано в суде. Что касается собственности, то это, как правило, пожизненное наследование, подтверждаемое документами, имеющими юридическую силу. Кроме того в праве к земельному участку применимо определение «фактически используется», которое позволяет в суде отстоять свой надел, если собрать доказательную базу о том, что собственник на нем действительно ведет свое хозяйство.

Проще говоря, просто так отобрать землю у якутян не получится, суд поможет. Но в том-то и дело, что все может дойти до суда, то есть будут потрачены силы, время и нервы как заявителя, который честно собрался поднимать Дальний Восток, так и землепользователя, заодно и государственные органы, начиная с Росреестра, примут очередную порцию проклятий. Получается нехорошо, да и вообще, как так вышло, что при нашем современном мироустройстве что-то может использоваться без целого пакета оформленных подписями, номерами и печатями бумаг?

Понять и простить

С 2009 года в бюджете республики предусматривали средства на кадастровые работы, которые, в общем, выполнены, кое-где требуется уточнение координат, но в целом претензий нет.

Судя по информации, прозвучавшей на совещании у зампреда, корень проблемы залег на муниципальном уровне. Так, есть улусы, полностью или почти до конца завершившие регистрацию сельхозземель крестьянских хозяйств и сельхозпредприятий (кадастровые работы шли при поддержке МИЗО). В числе лидеров Вилюйский, Верхневилюйский и Сунтарский улусы. А, например, в Мегино-Кангаласском регистрацией до сих пор не охвачено 78% сельхозземель, и средств в бюджете на эти цели не предусмотрено.

Однако, как сказала руководитель Департамента земельных отношений МИЗО Нюргустана Пахомова, это все-таки технический момент. Да, в некоторых муниципалитетах этот вопрос не вывели в приоритет, перед бюджетами в числе первоочередных ставились другие задачи, опять же количество земель разное, тем не менее процесс все равно идет. Но часто проблема регистрации складывается на уровне самих арендаторов и собственников, землепользователей, хозяев, и их можно понять и даже простить.

Право еще не обязанность

Во-первых, процесс регистрации не самая комфортная процедура, за нее еще госпошлину платить надо. Что касается муниципалитетов, то они как раз помогают в этом деле, найдена схема, при которой администрации как арендодатели сами регистрируют договоры.

А вот с собственниками все сложнее. Согласно закону регистрация — это право, которое гражданин может реализовать, а может и не торопиться. Зато если это право реализовано, то наступают уже обязанности, причем фискального плана, налоговая за этим смотрит строго. И здесь даже не сам размер налога важен, хотя в последнее время наметились тенденции к его увеличению, а опять же процедура. Горожанину с хорошим Интернетом легко и просто узнать о своих налоговых счетах и все оплатить, не отрываясь от компьютера через портал государственных услуг, но для крестьян ситуация совсем иная. А не успел вовремя счет из налоговой оплатить — пошли пени, долги растут, проще говоря, землевладелец, которому его надел по наследству перешел и любой суд его право докажет, особо не спешит регистрироваться.

Одним словом, землю, на которой якутяне свое хозяйство ведут, никто не отберет. Но и перспектив того, что в земельных вопросах в ближайшем будущем все станет ясно и прозрачно и можно будет совсем обойтись без судов и прочих мытарств, не предвидится. Это москвичей, по утверждению классика, испортил квартирный вопрос, а нам все никак не удается с землей порядок навести.


Комментарий

 


Якутяне тоже могут

В рассуждениях о «дальневосточном гектаре» все больше речь идет о том, кто и что может получить в Якутии, но выпадает из поля зрения обратная сторона – что может достаться якутянам. Руководитель Департамента земельных отношений МИЗО Нюргустана Пахомова считает, что закон может дать жителям республики шанс открыть или расширить имеющееся хозяйство за счет соседей по Дальневосточному региону.

— В республике свободные земли, на которых могут быть выделены участки по рассматриваемому законопроекту, как правило, мало пригодны для хозяйствования. Они удалены от инфраструктуры, требуют больших капиталовложений на их освоение, даже если это бывшие сельхозугодья, то они заброшены и нужно провести большой объем работ по приведению их в надлежащее состояние. Ну и климат, и прочие условия у нас не самые благоприятные.

С другой стороны, законопроект в его сегодняшнем виде не ставит препятствий, чтобы якутяне могли получить пять гектаров, скажем, в Еврейской автономной области или Хабаровском крае, где условия для ведения хозяйства более комфортные, энергетика и транспортная инфраструктура развиты, рядом пути снабжения и обширные рынки сбыта. Думаю, есть смысл посмотреть на законопроект под таким углом.

При этом Нюргустана Николаевна отметила, что предварительных заявлений на выделение земельного участка в Якутии поступило всего четыре, тогда как у соседей счет идет уже на тысячи.