Буду подавать заявку на гектар снова и снова, пока не одобрят — продолжаем редакционный эксперимент

6179

ЯСИА продолжает редакционный эксперимент в рамках проекта «Гектар». Старший корреспондент агентства Елена Бочкарева намерена оформить участок земли и описывает свой опыт. Ей помогает и делится наблюдениями главный редактор «Якутии» Виталий Андрианов. Землю также хочет взять известный блогер Алексей Басылаев, однако он решил повременить — дождаться, когда снег сойдет, чтобы посмотреть участок, поговорить с местными жителями.

И понеслось мое заявление на «дальневосточный» гектар по городам и по весям.

Началось все с того, что федеральная информационная система сочла, будто выбранный мною участок на 43 километре Вилюйского тракта находится в Хангаласском районе. Действительно, разница-то=)

Поэтому (ну, это естественно) администрация муниципального района перенаправила заявление в мэрию Якутска. К сожалению, на этом дело не закончилось, и через день оттуда оно попало в департамент по лесным отношениям.

Теперь я жду и «проглатываю» всю информацию о ходе реализации закона. Так вот, знающие люди говорят, что в республике большой процент отказов. И главная причина – картографические неточности. По данным ФИС, место может быть свободно, а на деле на него имеют права третьи лица.

Что касается земель лесного фонда, то нам вообще приходится выбирать почти вслепую, так как до 1 января 2015 года они предоставлялись без кадастрового учета, в результате сведений на них нет. А я как раз на эти земли попала.

Хочу посоветовать, и я так, если что, обязательно сделаю: в случае отказа подавать заявление снова и снова, пока не одобрят. Что поделаешь, если у нас огромная республика, и не удалось сразу свести все данные воедино. Упорство города берет! Скрестила пальчики и жду ответа от Деплеса.

Елена Бочкарева

Елена Бочкарева,
старший корреспондент ЯСИА

Андрианов

Виталий Андрианов,
главный редактор газеты «Якутия»

«Что поделаешь, если у нас такая огромная республика и не удалось сразу свести все данные воедино», — хорошо сказано, прямо зацепило. До закона о гектаре и не надо было дела земельные вести. Приходил землеустроитель на участок, смотрит, вроде ничьих колышков и туалетов нет, и говорит: «Здеся! Вот от седа и до туда!», — и так красиво рукой вдаль, на край алааса показывает.

Но это я поерничал, не удержался. А вообще, вот цитаты из официальной истории Якутского аэрогеодезического предприятия: «1953 год ознаменовался завершением картографирования Якутии в масштабе 1:100 000», «В 1984 году предприятие завершило картографирование территории Республики в основном государственном масштабе 1:25 000», «Для успешной переписи 2002 года были созданы адресные планы всех крупных и средних населенных пунктов и улусов, масштабов 1:2 000 – 1:500 000». То есть собственно точные карты есть, казалось бы, прибавить к ним как традиционные методы межевания, так и спутниковые навигаторы, соответствующее программное обеспечение, и дело сделано. Но, как я давно подозревал, не все так просто.

Есть вариант во всем винить сжатые сроки принятия и реализации закона, при которых специально обученные люди просто не успели нормально отладить информационную систему. Но проблема то, вылезла, как я понял, даже не в самих картах, а в кадастровых данных. Их много лет в бумажном виде, а потом и в разных электронных вариантах, скрупулезно собирали и систематизировали уже совсем другие специально обученные люди. И все было хорошо: одни люди получали документы на землю, другие узнавали, что у них не все в порядке, третьи просто жили «от седа и до туда».

А тут вдруг на тебе – закон о гектаре. По замыслу то, закон просто упрощает процедуру получения земли, которая вся как надо учтена и задокументирована. Но получилось что-то, очень напоминающее финальную сцену из бессмертного произведения Гоголя «Ревизор».

Подавать заявление, безусловно, надо, раз за разом, со всем упорством. И не ради гектара, а чтобы земля перестала быть бесхозной, чтобы тут и там продолжающийся хаос или, мягко говоря, неточности и сбои информационных систем перестали быть потенциальной почвой для конфликтов и даже коррупции.

А еще меня зацепила информация о том, что до 1 января 2015 года участки в лесном фонде предоставлялись без кадастрового учета, и в госкадастре информации о них нет. В госсистеме, да и вообще в любой системе, все, что не задокументировано – не существует. Возвращаемся к началу и задаемся вопросом: «А у нас действительно огромная республика или по документам только щуплые островки, на которых впритык ютятся поселения, а вокруг – кадастровая бездна?»